Повторение непройденного. Послесловие к Общероссийскому конгрессу инженеров

Под бодрящие разговоры о цифровизации, роботизации и прочие драйверы Индустрии 4.0 Россия в рейтинге глобальной конкурентоспособности стран, ежегодно составляемом Международным институтом менеджмента (Institute of Management Development), по итогам 2017 года ухудшила свои позиции, переместившись с 44-й на 46-ю строчку из 60.

В числе критериев, по которым эксперты IMD оценивали страны, – эффективность государственной промышленной политики и институтов развития, промышленная, научная и институциональная инфраструктура, эффективность корпоративного управления, уровень цифровизации и роботизации промышленных компаний и т.д. Показатели по многим из этих критериев и обусловили наше соскальзывание вниз. Самыми проблемными для нашей промышленности сферами в этом плане оказались управленческие методы в бизнесе (57-я позиция в рейтинге IMD), институциональная структура и бизнес-законодательство (56-е место), продуктивность и эффективность (54-е место).
 

Эти данные были приведены в одном из докладов пленарной сессии II Общероссийского конгресса инженеров «Наука – Инженер – Промышленность», прошедшего в начале сентября в Комсомольске-на-Амуре. Этот форум вырос из Дальневосточного конгресса инженеров, впервые проведенного в 2013 году. Региональная дискуссионная площадка доказала свою необходимость и полезность в 2015 и 2016 годах, после чего ее статус был повышен до федеральной. В этом году конгресс собрал свыше 650 специалистов инженерного дела, представителей органов власти, госкорпораций, промышленных предприятий, а также изобретателей и молодых ученых из разных регионов России. Программа конгресса была разделена на два блока – промышленность и образование. С этих двух ракурсов рассматривались ключевые вопросы федеральной промышленной политики, трансфера технологий и кооперации, проблемы развития промышленности высоких переделов. Партнером по блоку «Промышленность» выступило Агентство по технологическому развитию, а по блоку «Образование» – Агентство стратегических инициатив. Уже на открытии пленарной сессии прозвучал призыв при обсуждении не избегать острых тем и проблемных зон, а по его итогам выработать рекомендации, направленные на развитие системы «наука – инженер – промышленность», на внедрение механизмов инновационного развития и современных методик инженерного образования.
 

Данные рейтинга, составленного IMD, как раз и обозначили одну из болевых точек. А в развитие темы причин ее болезненности приводились данные исследования Российского центра мониторинга и развития промышленного предпринимательства в 2017 году.

Специалисты центра провели опрос среди топ-менеджеров отечественных промышленных компаний. Так вот, на вопрос о том, какие факторы, по их мнению, более всего сдерживают рост производительности на российских предприятиях, 42% респондентов ответили, что это недостаточно подготовленный персонал. Такая позиция очень отличается от оценки персонала наших предприятий международными экспертами: в рейтинге IMD по квалификации персонала Россия занимает «верхушечно-середнячковое» 21-е место, по занятости населения мы на 23-м месте, по развитости научной инфраструктуры – на 25-м. А вот дефицит знаний и компетенций именно у руководителей всех уровней признали лишь 24% топ-менеджеров. Возможно, что это в определенной степени объясняется сравнительно высокими зарплатами отечественных «командиров производств»: как явствует из рейтинга IMD, по показателю «поощрение менеджмента» Россия находится на уровне ведущих экономик. И судя по всему, это сказывается на самокритичности отечественных управленцев. Впрочем, самое опасное не в этом, а в том, что две трети опрошенных российских управленцев высшего звена не считают рост производительности компаний своей приоритетной задачей. 
 

А вот их коллеги, руководящие ведущими мировыми корпорациями, управляют ими, исходя именно из приоритета производительности как одного из основных условий конкурентоспособности компаний. С помощью каких методов повышают производительность страны-лидеры, на основе каких концепций? Многочисленные опросы управленцев в разных странах показывают, что в этом плане на первом месте с большим отрывом – концепция бережливого производства. При этом, как отмечалось в выступлениях на конгрессе, распространенность внедрения лин-технологий на российских предприятиях не превышает 15%. Как явствует из результатов  недавнего опроса, проведенного экспертами «Деловой России», наш промышленный бизнес, решая задачи повышения эффективности, чаще всего сосредоточивает усилия прежде всего на организации обучения и переподготовки персонала и только во вторую очередь – на соответствующей подготовке руководителей. Тогда как учиться нужно прежде всего руководителям и инженерам, претендующим на руководящие должности. Учиться применению технологий Индустрии 4.0 и внедрению современных подходов к управлению производственными процессами. 
 

В среде отечественных управленцев распространены мифы о том, что Lean и Kaizen в России не работают. Или что они годятся только для конвейера, но не для штучного, индивидуализированного производства, доля которого в общем объеме продукции наукоемких производств сейчас год от года растет. Но, побывав в рамках организованного в ходе конгресса пресс-тура на площадках расположенных в Комсомольске-на-Амуре филиала ПАО «Компания «Сухой» «КнААЗ имени Ю.А. Гагарина» – ведущем производстве основных перспективных продуктов ОАК в военном и гражданском сегментах, Комсомольского-на-Амуре филиала АО «Гражданские самолеты Сухого», где производят «Сухой-Суперджет-100», ПАО «Амурский судостроительный завод», можно было убедиться, что на этих современных инновационных предприятиях эта работа поставлена на мировом уровне и дает соответствующий эффект. И самый первый эффект и ключевая отдача от применения технологий бережливого производства – это именно рост производительности и повышения качества продукции.
 

Не менее важно и то, что улучшения, привносимые бережливым производством, существенно облегчают отечественным передовым компаниям решение актуальных ныне задач цифровизации производства и внедрения других драйверов Индустрии 4.0. Сейчас уже становится расхожим понятие «цифровизация хаоса», описывающее обычный результат внедрения современных цифровых технологий на предприятиях, не готовых к этому в плане организации труда и управления производственными процессами. В этом смысле бережливое производство – это не только уход от этого самого хаоса, но и революционные преобразования в менталитете сотрудников компаний, способствующие превращению их в активных агентов изменений. Один из примеров такой активности – разработанная специалистами одного из подразделений КнААЗ имени Ю.А. Гагарина система управления информационными потоками в цехе, включающая в себя терминалы ввода данных, обеспечивающие возможность хранения информации и обмена ею, а также контроля ключевых характеристик продукта на том или ином производственном участке. Использование цифровых макетов как основы продукта, цифровое описание технологий его производства стало уже привычной практикой и на этом, и на других упомянутых здесь предприятиях. Причем, как подчеркивают их топ-менеджеры, цифровизация, помимо прочего, обеспечивает возможность ощутимо повысить качество работы по формированию, наращиванию и эффективному управлению интеллектуальной собственностью. 
 

Осознание отечественным топ-менеджментом приоритетности интеллектуальной собственности – одно из ключевых условий конкурентоспособности нашей промышленности, отмечали спикеры конгресса инженеров. В одном из выступлений приводились данные из доклада Всемирной организации интеллектуальной собственности, в котором показана структура  стоимости современных смартфонов «от производителя». Так вот, доля физического труда в ней составляет всего 3%, немногим выше 20% – доля стоимости материалов. А все остальное – это в той или иной степени интеллектуальная собственность компании – разработчика продукта. Мы видим, таким образом, как на первый план выходят интеллектуальный труд и интеллектуальная собственность. 
 

А вот как менялась структура добавленной стоимости по стадиям производства. Есть три стадии – НИОКР и дизайн, собственно техническое производство и брендинг и постпродажный сервис. Если в 1970-е годы добавленная стоимость распределялась примерно одинаково на всех трех стадиях, то тенденция ХХI века – снижение рентабельности физического производства, при этом на неизменном уровне остается НИОКР и услуги по продвижению и постпродажному обслуживанию товара. Поскольку не у всех компаний есть собственный продукт и, соответственно, нет услуг и торговой наценки, сосредоточим внимание на первой стадии – то, что может нам дать добавленную стоимость и стать драйвером экономического развития. То есть это НИОКР, инжиниринг, а также все, что связано с изобретательством. 
 

Кто выигрывает от трендов Индустрии 4.0? В первую очередь – потребитель, поскольку лучше удовлетворяются его потребности, в том числе индивидуальные. Также в выигрыше инженеры, изобретатели, ученые, правообладатели и предприниматели – обладатели идей и продуктов. Сегодня можно приобрести практически любую линейку производства, любое оборудование. Но какую продукцию на нем выпускать, с какой добавленной стоимостью, будет ли она востребована рынком – вот основные вопросы.

Понятно одно: сегодня основное конкурентное преимущество экономик – высокая степень инновационного развития и изобретательской активности. К сожалению, с последним у нас сегодня проблемы. Согласно статданным, приведенным в одном из докладов на конгрессе инженеров, Россия существенно отстала от развитых стран по инновационной активности. Например, по количеству подаваемых заявок на изобретения на 10 тысяч человек населения Россия отстает от Южной Кореи в 20 раз, по количеству иностранных патентов – отставание от США почти в 60 (!) раз. При этом еще не так давно наша страна была лидером в мире по количеству патентов на изобретения. Те успехи, конечно, во многом были связаны с государственной поддержкой ВОИР и изобретательского движения в целом. В нашей стране была построена уникальная система массового изобретательства, основанная на огромной сети бюро рационализации и изобретательства – общеизвестных БРИЗов, которых насчитывалось более 118 тысяч и деятельность которых координировал ВОИР. Недавно процесс разрушения традиций изобретательского движения удалось приостановить. И сегодня портфель прорывных инженерных решений и предложений обновленной ВОИР растет изо дня в день.

Недавно был выпущен в свет первый каталог перспективных для коммерциализации изобретений ВОИР. Чтобы структурировать поступающие предложения и сократить их путь от идеи до коммерческой реализации на практике, ВОИР совместно с компанией «Текора» запустил цифровую платформу НИС БРИЗ. На ней рационализаторы и изобретатели смогут представить свои идеи и рацпредложения для изучения промышленным компаниям. 
 

Конечно, перечисленные в выступлениях на конгрессе проблемы инженерного и управленческого сообщества уже хорошо известны. Не прозвучало ничего принципиально нового и по поводу способов и инструментов их решения. Всякий раз в подобных случаях возникает один и тот же вопрос: если все и всем так хорошо известно и понятно, почему то же использование принципов бережливого производства, освоение современного инструментария в сфере управления производственными процессами и, наконец, рост производительности до сих пор не набрали у нас силу тренда? Как вариант ответа на этот вопрос можно рассматривать упомянутые здесь управленческие практики ведущих предприятий Комсомольска-на-Амуре. Они доказывают, что дело здесь не столько в форме собственности компании или в уровне ее технического оснащения, сколько в реальной зрелости менеджмента, способного создать корпоративную культуру, в центре которой – человек как основная ценность компании, носитель компетенций и агент улучшений. Может быть, это прозвучит наивно и пафосно, но корректировать и кардинально улучшать действующую систему любыми подручными средствами могут лишь люди с горящими глазами. Таких людей, массово вовлеченных в процессы улучшений, мы увидели в Комсомольске-на-Амуре на КнААЗ им. Ю.А. Гагарина, в местном филиале АО «ГСС», в ПАО «Амурский судостроительный завод». И менедж-менту отечественных промышленных компаний предстоит осознать прио-ритетность создания и дальнейшей поддержки подобных команд агентов улучшений на всех уровнях, оснащения их современным цифровым инструментарием управления производственными процессами и бизнесом в целом. Навыкам создания таких команд и умению правильно ими управлять и следует учиться в первую очередь. В противном случае управленческая практика многих наших топов так и будет сводиться к бесконечному повторению непройденного – недопонятого, недоосвоенного и т.д. И наши строчки в мировых рейтингах конкурентоспособности будут соответствующими.

Версия для печати
Авторы: Светлана Бакарджиева
Разместить ссылку на: 


Добавить комментарий

Автор: *
Тема: *
Код c
картинки: *

Коментарий: