Единый технический язык до лидерства доведет. Как российским машиностроителям научиться производить мерседес?

Прошедшая в Москве выставка «Металлообработка-2018» продемонстрировала очень интересные тенденции. С одной стороны, очевидно стремление отечественных компаний к современным цифровым технологиям, а также все большее осознание производственниками, что это ключ к технологическому прорыву, но, с другой стороны, очевидно и отсутствие понимания топ-менеджментом того, как на современном уровне эффективно управлять производством. Оказалось, что в усложняющемся мире техники и технологии мы самопроизвольно теряем ключевые компетенции и некие фундаментальные качества, которые не позволяют стране быть лидером научно-технического процесса. Например, мы теряем общетехнический глоссарий – словарь узкоспециализированных терминов машиностроения, который бы позволял инженерам разных поколений и отраслей понимать друг друга. Результат – проигрыш конкурентам в производительности и в качестве, притом что реальных предложений по компьютеризации и безбумажным технологиям вполне достаточно.

Все эти вопросы обсудили в своей беседе основатель и главный конструктор компании «Лапик» Александр Лаптев и главный редактор журнала «Умное производство», много лет занимающийся семиотической антропологией – наукой о происхождении и эволюции человеческого сознания, Геннадий Климов.
 

Геннадий Климов: – В своем послании Федеральному Собранию 2018 года президент России Владимир Путин поставил цель к середине 2020-х годов увеличить ВВП на душу населения в 1,5 раза, что позволит РФ закрепиться в пятерке крупнейших экономик мира. Он также заявил, что рассчитывает на конкретный план действий от нового правительства и Банка России, который обеспечит рост инвестиций до уровня 25–27% ВВП, а также призвал кардинально улучшить деловой климат и обеспечить высочайший уровень предпринимательских свобод и конкуренции. Признав важным источником роста экономики развитие несырьевого экспорта, Путин призвал снять все административные барьеры и создать режим наибольшего благоприятствования для тех компаний сектора, которые работают и выходят на внешние рынки. Но насколько, на ваш взгляд, эти планы реалистичны?
 

Александр Лаптев: – Современные технологии – основа «экономики с темпами роста выше мировых» для прорыва в решении социальных, инфраструктурных, оборонных и других задач, но для достижения таких результатов в ближайшее время нужны не разрозненные шаги, а системные комплексные решения. Иначе будет потрачено много времени и финансов, но мы получим лишь отложенный результат. Современные производительные технологии обес-печивают государству индустриальную мощь, если они используются не только единичными предприятиями, в технологических оазисах, а широко, массово, на большинстве производств. Тогда только и создается индустриальная среда, национальная техническая культура. Только в этом случае мы получаем синергию и качественные изменения.
Для эффективной работы всех сотрудников, от генеральных конструкторов до операторов станков и слесарей-сборщиков, использующих новейшие технологии, необходим единый язык – язык технической документации, позволяющий понимать все нюансы современных технологий. Глобальная задача формирования такого языка лежит на метрологах, ее решение требует и разработки ГОСТов, регулирующих новые технологии, и создания цифровых систем незамедлительного обеспечения технической документацией всех предприятий, в том числе через интернет и облачные сервисы.

В предыдущем номере «Умпро» мы рассказывали о CALS-технологиях (англ. Continuous Acquisition and Lifecycle Support), обеспечивающих единообразное описание данных независимо от места их получения, а также проектирование и производство высокотехнологичной продукции с использованием информационных технологий на всех стадиях жизненного цикла изделия. CALS в оборонной промышленности США позволил ускорить выполнение НИОКР на 30–40% и значительно снизить стоимость проектов. Сократились и объемы проектных работ, так как описания многих составных частей оборудования, машин и систем, проектировавшихся ранее, хранятся в унифицированных форматах данных сетевых серверов, доступных любому пользователю технологий CALS.

Геннадий Климов: – Мы все помним, что в СССР, когда еще не было компьютеров, действовали системы стандартов ЕСКД (Единой системы конструкторской документации) и ЕСТД (Единой системы технологической документации), позволяющие унифицировать технические документы, которые могли единообразно понимать инженеры независимо от того, где и в какой сфере они работали. Однако со сменой строя мы стали переходить на иностранные стандарты, с появлением CAD-систем эти проблемы и вовсе отошли на второй план. Теперь, как мне рассказывали на одном из заводов, производящих самолеты, мы столкнулись с проблемами: рабочих при переводе из одного цеха в другой заново надо учить читать чертежи. Инженер из Воронежа уже не понимает чертежей коллег из Иркутска. Это, конечно, утрировано, но дело идет именно к этому. Может, нам не изобретать велосипед, а использовать CALS?
 

Александр Лаптев: – На CALS нам рассчитывать не приходится, эта технология является национальным продуктом США, купить ее нельзя, да и в этом нет никакого смысла. Это весьма объемная технология, которая функционирует только на своей основе. Не пей из кувшина, если можешь пить из источника, учил великий Леонардо да Винчи, чьи космические идеи и наработки по-настоящему воплотились в жизнь только в ХХ и ХХI веках. Пока Запад будет поить нас из кувшина, мы всегда будем вторыми, поэтому в области единого технического языка, промышленных стандартов у России должна появиться собственная национальная доктрина.
 

Геннадий Климов: – Я много размышляю том, что любая великая технологическая и промышленная держава должна иметь собственный национальный технический язык. В определенной мере это ответственность технических СМИ, на страницах которых экспертами и авторами должен вырабатываться этот универсальный понятный всем язык. Каждый день мир техники и технологий усложняется, появляются новые продукты, материалы, программные комплексы, доктрины – все это должно иметь название, понятное всем участникам процессов. Это живой процесс, который осуществляется через СМИ. Но технических СМИ в РФ почти нет. Остались только узковедомственные, живущие на содержании определенных компаний, и журнал «Умное производство», который действительно является узлом связи между инжиниринговыми компаниями, промышленниками и органами власти. Но наш журнал тоже финансируется небольшой группой людей, которым не все равно, что происходит с отечественной промышленностью. Это частная инициатива. Для создания стандартов и тем более национального технического языка у нас нет ресурсов.
 

Александр Лаптев: – Дополнительные сложности во многом порождены значительно отставшей от мирового уровня нашей метрологией. Достижения промышленности прошлого (вооружение, космос, атом) создавались, закреплялись и реализовывались с опорой на единые ГОСТы, которые непрерывно совершенствовались по мере развития науки. Закон Да Винчи – «…наука реализуется метрологией» – никто и сегодня не отменял. Эффективность деятельности всех предприятий, особенно при производстве новейших видов продукции, напрямую зависит от качества технической документации. А именно: насколько она сохраняет и доносит точность ноу-хау в документации и командах управления, доходящих до рабочих мест. Это хорошо видно в автомобильной промышленности, где неисполнение даже мельчайших «нюансов» при производстве автомашин и другой техники по технологиям «из-за бугра» приводит к заметному снижению качества продукции, а, как следствие, цены – на десятки процентов без снижения себестоимости. У наших западных партнеров управление исполнением не только хорошо описано, но и обеспечено приборами. На последнем у нас часто экономят – примеров море.
 

Геннадий Климов: – То есть если мы купим чертежи мерседеса и в точности построим завод, как у них, у нас все равно получатся жигули?  
 

Александр Лаптев: – Примерно так.  Нам нужна своя национальная эффективная система метрологии и национальный технический глоссарий. В такой системе, превосходящей иностранные системы, как никогда остро нуждается оте-чественная промышленность. Что необходимо для создания национального технического языка? Нам нужно в том числе изучить зарубежный опыт. Разработка современного технического языка для отечественной промышленности – нелегкая задача для российских метрологов, ВНИИМС, технических журналистов, государственных органов, институтов развития, ее решение займет годы, но вместе с тем это сулит колоссальные перспективы, в том числе и серьезный рост экспортного потенциала. Масштабность и многоплановость задачи может отодвинуть на определенный срок ее реальное воплощение в жизнь, включение в современные производства. Тем не менее начинать нужно уже сегодня. Эмпирическим путем с помощью компьютерных метрологических комплексов специалистам на местах следует анализировать и закреплять актуальные трудоемкие процессы как в собственном производстве, так и в совместных решениях по всем отраслям. Большим подспорьем станет и организация консультационных центров, оказывающих помощь по внесению точных описаний в новые стандарты и нормативы, по обучению специалистов, чтобы единый язык внедрялся повсеместно. Пропагандировать доктрину следует и в университетах. Я пытался и пытаюсь рассказывать об этом в вузах, но проблема в том, что значительная часть преподавателей не всегда понимает то, о чем я говорю.

Геннадий Климов: – Да, я с вами согласен. В предыдущем номере журнала «Умное производство» опубликована наша беседа с Радиславом Бирбраером, которого мы заслуженно считаем гуру машиностроения. Он говорит, что ключевым направлением в дорожных картах повышения производительности труда на предприятиях должна стать тема организации производства. У нас очень любят говорить о бережливом производстве. Но что такое бережливое производство? Когда Toyota кратно повысила на своих заводах производительность труда везде, где смогла: выгребла издержки сначала «экскаватором», потом «лопатами», потом «совочками» – боролась за доли процента производительности, — вот тогда там сложилось бережливое производство. То есть это совочек, которым можно что-то подчистить там, где относительный порядок. А нам в России показалось, что этим совочком мы можем сделать работу экскаватора. В наших производствах залежи проблем, которые нужно пластами выковыривать и менять старые организационные принципы на новые. В этом я с Радиславом Бирбраером абсолютно солидарен.
 

Александр Лаптев: – И как только придет осознание жизненно важной необходимости единых метрологических нормативов, единого технического языка, возникнет потребность в адекватных средствах контроля процессов. В том числе в больших сериях КИМ (контрольно-измерительных машин) для оснащения всех отечественных предприятий. Как следствие, оборудование будет стоить в 2–3 раза дешевле. Но среди руководителей российских предприятий до сих пор немало тех, кто смотрит на контрольно-измерительные машины (как зарубежные, так и отечественные), как на некое непонятное излишество. А все оттого, что нет четкого понимания, как правильно пользоваться измерительным оборудованием на благо собственного производства. Эти руководители обычно рассуждают примерно так: зачем, мол, платить 10–20 миллионов рублей за оборудование, которое указывает на брак. Чтобы понять, зачем это нужно, сравните, к примеру, автомобили Toyota, собранные в России и в Японии. Даже прекрасно разработанные модели в Японии, но изготовленные в другой производственной среде, теряют в качестве и не конкурируют на рынках, а это немалые финансовые потери.
Новый технический язык машиностроения в основе промышленного софта позволяет унифицировать стандарты КИМ для производства в целом. Важно понимать, что КМК, КИМ – важные звенья в формировании вышеописанной доктрины. На каждые 10–15 металлообрабатывающих станков должна приходиться как минимум одна измерительная машина. Для выпуска автомобилей Ford в Бразилии американский автоконцерн приобрел 150 измерительных машин. Каждая сотая деталь проходит через КИМ, и при обнаружении дефекта тут же идет сигнал на коррекцию всех станков.

 

Геннадий Климов: – Сейчас в повестке отечественной промышленности – драйверы «Индустрии 4.0». Огромные государственные ресурсы выделены на цифровизацию экономики, но на практике ключевые разработки делают или частные инжиниринговые компании за свой счет, или вообще энтузиасты в формате «гаражной экономики». На выставке «Металлообработка-2018» напротив стенда вашей компании на стенде станкостроительной компании «СТАН» демонстрировал очень интересное устройство Марат Хазиев из Ижевска. Он партнер создателя группы «Солвер» доктора технических наук Радислава Бирбраера: они вместе создают промышленные навигаторы «Навиман». Так, Марат сделал устройство, которое позволяет собирать и хранить данные не только со стоек ЧПУ, но и со всех датчиков в производственных помещениях независимо от формата передачи данных. То есть теперь «умный цех» или «умный завод» можно подключить к компьютеру, как, например, мы подключаем к нему принтер. Это революционный прорыв, открывающий дорогу для технологий Биг Дата и «Искусственного интеллекта». Но это только частная инициатива. И она бы еще долго искала пути на рынок, если бы Марат совершенно случайно не рассказал мне о своем изобретении, поэтому я все время говорю, что стране нужны коммуникационные проектные хабы, где бы непрерывно общались специалисты. Только так можно выйти в лидеры.
 

Александр Лаптев: – Обладая полной метрологией, вы фактически становитесь законодателем мод в перспективных технологиях, в ваших руках ключи, открывающие двери к новым уровням эффективности. А ведь что такое новые технологии? В первую очередь это инструменты и приемы, позволяющие быстро, недорого и с высокой точностью создавать необходимые изделия. Чтобы станок работал без брака, измерительная система должна быть на порядок выше обрабатывающей. В России привыкли к тому, что допуск на измерение в три раза точнее допуска на изготовление. А мировой лидер машиностроения Германия предпочитает сохранять допуск на измерение в 20 раз точнее допуска на изготовление. И тогда ворота для прохода брака значительно сужаются, а для годных деталей расширяются. Эта уверенность в качестве делает ценовое превосходство на рынке аналогичных изделий двукратным, причем, снижая себестоимость изделия.

Геннадий Климов: – И у нас, к счастью, пока еще есть чем гордиться в секторе КИМ…
 

Александр Лаптев: – Наши шестиосевые измерительные машины способны видеть десятые и даже сотые доли микрона, причем в ранее недоступных местах. Вряд ли зарубежные измерительные машины способны достичь таких параметров в цеховых условиях. Более полусотни шестиосевых КИМ многосменно много лет работают в РФ и за рубежом. Если вы сомневаетесь в том, что это правда, то ООО «Лапик» готово провести открытые измерительные соревнования по гамбургскому счету: измерить с помощью КИМ от разных производителей одни и те же детали на точность и на скорость.
Что касается измерительных головок, то мы используем как собственные разработки, так и головки Renishaw. Импортные головки прекрасно зарекомендовали себя в крупносерийном производстве, но наши головки могут мерить в три раза точнее. Головки ООО «Лапик» подходят для поиска новых сверхточных результатов, создания прорывных технологий.

 

Геннадий Климов: – Шестиосевые координатно-измерительные машины ООО «Лапик» зарекомендовали себя во всем мире с точки зрения конструкционных особенностей и более широких возможностей, чем у конкурентов, измерений сверхточных изделий. Расскажите, как это достигается?
 

Александр Лаптев: – Мы используем лазерные лучи вместо традиционных направляющих. Кроме того, КИМ от компании «Лапик» оснащены собственным метрологическим софтом, который интегрируется с PLM-системами и надежно киберзащищен. Данный метрологический софт загружает CAD-модели изделий и считывает из них PMI-данные о допусках, базовых поверхностях, материале.
 

Геннадий Климов: – Спасибо вам за беседу, мне она позволила несколько под другим углом взглянуть на комплекс проблем, стоящих перед национальной промышленностью в целом и на пути повышения эффективности конкретных машиностроительных предприятий. Уверен, что и многим собственникам, и директорам высокотехнологичных компаний, которые являются основными нашими читателями, тоже будет интересно. Вы подняли государственную проблему, которая отчасти может решаться и в процессе модернизации действующих производств, и при строительстве новых предприятий. Качество приобретаемой обрабатывающей техники выявляется исключительно с помощью измерительных машин. Качество самих измерительных машин определяется не столько «солидной документацией», сколько наличием полного «программного обеспечения» для ваших технологий, проверенного на практике. Еще раз спасибо.

 

Версия для печати
Авторы: Павел Кириллов
Разместить ссылку на: 


Добавить комментарий

Автор: *
Тема: *
Код c
картинки: *

Коментарий: