Как найти свое место в мировом разделении труда?

Геннадий КлимовИнвестиции в инфраструктуру умного производства необходимы для обеспечения будущего любой страны и будущего экономического благосостояния граждан. Умное производство позволяет повысить гибкость наших заводов, снизить стоимость продукции и повысить безопасность и экологическую чистоту окружающей среды.

 

КАК В РОССИИ МОГЛИ, НО НЕ СОЗДАЛИ ИНТЕРНЕТ

Несколько лет назад издательство MIT Press выпустило книгу историка Бенджамина Питерса о том, как в Советском Союзе придумали, но не смогли создать интернет.

В 1958 году группа военного инженера Анатолия Китова разработала один из самых быстрых компьютеров в мире – «М-100». Анатолий Китов первым осознал важность объединения вычислительных мощностей в компьютерную сеть. Первые документы, подготовленные Китовым на имя тогдашнего руководителя страны Никиты Хрущева, появились еще до начала американских работ над ARPANET, предтечей интернета. В 1959 году в письме на имя Хрущева инженер представил проект, предусматривавший создание в СССР единой государственной сети вычислительных центров (ЕГСВЦ). Увы, бюрократы (в данном случае из военного ведомства) этот проект заблокировали.

Однако работы продолжил в Киеве математик Виктор Глушков, возглавлявший Институт кибернетики украинского отделения Академии наук. В конце 1973 года в New York Times вышла серия публикаций, посвященных разработке в СССР компьютерной системы управления национальной экономикой. Первые вычислительные центры будущей сети ОГАС (общегосударственной автоматизированной системы учета и обработки информации) уже тогда строились в Москве и Ленинграде. Полностью советская экономика могла быть передана под управление компьютеров к 1990 году, для этого планировалось связать воедино как минимум 100 тысяч предприятий.

Архитектура ОГАС предполагала то, что сегодня называлось бы нейросетью. Предложенное Виктором Глушковым 45 лет назад только сейчас начинают осваивать в мире некоторые IT-специалисты. Кстати, тогда же были начаты работы по электронным деньгам для расчета между советскими предприятиями – предтеча блокчейна и криптовалюты. Велись разработки и по созданию систем программирования с использованием естественного языка (нынешняя Siri!), и т.д.

Средний возраст сотрудников киевского института Глушкова в середине 1960-х годов составлял 25 лет– это была воплощенная в реальности научная утопия из ранних повестей Стругацких. Это был первый в мире IT-хаб. Если проект инженера Анатолия Китова был уничтожен военными бюрократами еще до стадии его рассмотрения по существу, то идеи Глушкова были рассмотрены в Кремле. Их противником в итоге оказался министр финансов СССР Василий Гарбузов, занимавший этот пост в течение четверти века, вплоть до начала перестройки Михаила Горбачева. Похоже, подлинной мотивацией Гарбузова было желание защитить позиции своего ведомства и не допустить перемен, способных поставить под угрозу его карьеру. Так трусость и корысть одного чиновника помешала огромной стране, контролирующей полмира, стать лидером научно-технического прогресса. Обычно так и бывает.
Виктор Глушков

Ключевая аппаратная драма вокруг будущего советского интернета развернулась 1 октября 1970 года – в день, когда внедрение ОГАС обсуждалось на заседании Политбюро. На этом заседании в тот день, к несчастью, отсутствовали премьер Алексей Косыгин и еще молодой и дееспособный Леонид Брежнев – только эти два человека могли бы гипотетически поддержать Глушкова. В итоге Гарбузов убедил престарелых присутствующих членов Политбюро, что торопиться с ОГАС не нужно. Проект положили на полку на многие годы.

А вскоре заключили контракт с американской Control Data Corporation (CDC) по проектированию новой компьютерной сети в СССР. К этому времени у страны появились нефтедоллары – и кремлевским небожителям стало казаться, что проще все купить на Западе, чем развивать собственные технологии. Были свернуты и все косыгинские реформы экономики, к чему тоже приложил руку Гарбузов. Глушков умер в 1982 году. Формально окончательно не отвергнутый проект Глушкова был закрыт из-за неактуальности лишь к 1989 году. Так не родился российский интернет.

В 1986 году я, тогда еще молодой инженер из Воронежа, направил в ГКНТ СССР (Государственный комитет по науке и технике) записку, напечатанную на портативной печатной машинке, с предложением создать глобальную систему заводов-автоматов по раскрою материалов на базе металлобаз Госснаба. Меня вызвали в Москву, где мы долго обсуждали эту идею в высоких инстанциях. К этому времени, при Михаиле Горбачеве, родился проект создания гибких автоматизированных заводов (аналог современных заводов Индустрии 4.0). Но потом – вновь тормоз.

И вот только в 2017 году, когда прошло так много лет, уже по инициативе Минпромторга России во главе с министром Денисом Мантуровым начались вновь работы по созданию государственной информационной системы промышленности (ГИСП).

Я же сейчас стал рассылать коллегам предложения по созданию глобальной иерархии SIS – Super Intelligent Society. Один из моих давнишних товарищей из плеяды главных конструкторов вскоре прислал мне ответ. В нем много дельных предложений, но начинается письмо с характерной фразы: «Не скажу, что все понял. Очень глобально. Желательно найти ссылки на американские аналоги… Я пока не смог…».

К сожалению, все повторяется. Все изобретенное у нас сначала должно уйти на Запад и только потом вернуться оттуда под иностранным лейблом, чтобы быть признанным у себя на родине. У нас сегодня в индустрии предпринимается новая попытка изменить эту традицию. Посмотрим, как это получится на сей раз.

 

НОВЫЙ ЭТАП В РАЗВИТИИ ВЫСОКОТОЧНЫХ УСЛУГ

В августе 2017 года директор крупнейшей высокотехнологичной госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов и губернатор Тверской области Игорь Руденя посетили в городе Кимры промплощадку «Савма». Самый лучший во времена СССР станкостроительный завод «Савма» из города Кимры Тверской области долгие годы балансировал на грани банкротства и закрытия.
Губернатор Игорь Руденя и гендиректор госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов на предприятии «Хамильтон Стандард – Наука»

Я хорошо знаком с этим заводом. Много лет назад, когда я работал на тверском заводе «Центросвар», мы вместе с коллегами из «Савмы» делали металлоконструкции для космодрома «Морской старт», предназначенного для запуска космических ракет с экватора. Кстати будет сказать, что как раз в августе, несмотря на введенные против России санкции, Комитет по иностранным инвестициям США (CFIUS) одобрил сделку по покупке комплекса «Морской старт» группой российских компаний S7. Россия собирает активы.

Благодаря намерению правительства РФ возродить отечественное станкостроение теоретически мог возникнуть мощнейший станкостроительный кластер в городе Кимры Тверской области на базе площадки САВМА. Однако не возник. Недавно часть мощностей завода была передана в аренду частной группе «СТАН». Кстати, вместе с Чемезовым и Руденей в Кимры приезжал главный акционер компании «СТАН» Сергей Недорослев.

– Правительство Тверской области готово оказать содействие в подготовке кадров для завода. Предлагаем предприятию ежегодно давать заказ на подготовку инженеров и других необходимых заводу специалистов в Тверском государственном техническом университете, – сказал Игорь Руденя. Тверской губернатор всячески лоббирует развитие ТвГТУ. Это очень важно в свете возможности создания в Твери действительно серьезного центра подготовки специалистов грядущей промышленной революции. Кроме того, по словам губернатора, Тверская область рассмотрит возможности оказать содействие в обеспечении специалистов жильем через поддержку участия в программах ипотечного кредитования, выделение сертификатов молодым семьям.

По словам главы «Ростеха», на предприятии планируется увеличить производство современных станков для машиностроения. Кроме того, к концу этого года на базе Савеловского машиностроительного завода будет создано совместное предприятие по производству высокоточных деталей для российских корпораций. Для реализации намерений потребуются высококвалифицированные специалисты. В 2017 году объем заказов Савеловского станкостроительного завода составил свыше 930 млн. рублей. Это рост, но впереди огромная работа.

 

«ЦИФРОВОЙ ГОСПЛАН»

В чем большой смысл, казалось бы, дежурного заявления Сергея Чемезова? Дело в том, что на базе Министерства промышленности и торговли РФ Фондом развития промышленности с привлечением ведущих отечественных инжиниринговых компаний создана и развивается «Государственная информационная система промышленности (ГИСП)» – своеобразный «цифровой Госплан».

Технически ГИСП будет работать так. Если вы изобрели, например, великолепный новый самолет или стиральную машину, то вам совершенно необязательно будет строить авиационный завод или завод по производству стиральных машин. Вам достаточно будет иметь конструкторское бюро, сборочные цеха конечной продукции и центры кастомизации. А необходимые детали вы в формате 3D размещаете на платформе ГИСП, она выстраивает кооперативные цепочки, находя на разных предприятиях свободные станки, которые могут выполнить работы к нужному сроку, с нужным соотношением качество/цена. По существу, в условиях «цифрового госплана» вся обрабатывающая промышленность страны становится единой «умной фабрикой». По мере накопления статистики о выполнении заказов формируются рейтинги поставщиков. При этом кооперанты, аккредитованные в ГИСП, сразу смогут видеть объем заказов, соизмерять его со своими возможностями, строить долгосрочные планы развития производства. Фактически будет создана национальная биржа мощностей и технологий. Причем вариантов взаимодействия и применения данного подхода огромное множество – он полностью масштабируем и для задач, например, межгосударственной промышленной кооперации.
Представители компаний-участников ГИСП у стенда проекта на «ИННОПРОМ-2017». На фото (слева направо): Антон  Мальков (Корпорация  «Галактика»), Радислав Бирбраер, Дмитрий Курлов (Компания «Солвер»), Марат Хазиев (Компания ATD), Алексей Чумаков (Компания «Солвер»)

ГИСП имеет все предпосылки для создания на ее основе национальной B2B и G2B платформы. В глобальном плане Минпромторг РФ может стать «Цифровым двойником Госплана» – национальным сервис-провайдером цифровых услуг, востребованных участниками цепочки создания стоимости промышленной продукции.

В создании и совершенствовании ГИСП участвует целый ряд инжиниринговых компаний из числа национальных лидеров. Ключевыми исполнителями здесь являются глобальные системные интеграторы, в числе которых – корпорация «Галактика» и группа компаний инженерного консалтинга «Солвер». Каждая вносит свой вклад – кто-то поставляет сервис электронной торговой площадки, кто-то занимается аналитическими инструментами, кто-то обеспечивает сервис каталогизации.

Ключевым элементом системы являются «Навиманы», созданные компанией «Солвер». Это промышленные «смартфоны», которые на магнитах крепятся к станкам и другому технологическому оборудованию. Они собирают необходимые для ГИСП данные по фактической загрузке оборудования, осуществляют контроль за персоналом, производят нормирование вспомогательных операций, обеспечивают коммуникации между архивами технологических инструкций и операторами станков. На более высоком уровне конструкторско-технологической подготовки производства строятся цифровые модели технологических процессов, а российская корпорация «Галактика» разрабатывает для ГИСП сервис субконтрактации, который «увязывает» головных исполнителей с предприятиями второго и следующих уровней, строит оптимальную кооперационную сеть и позволяет осуществлять контроль процессов исполнения заказов по всей цепочке.

Это преимущество в полной мере может быть применимо для решения актуальнейшей государственной задачи – конверсии производств. Мы знаем, что президент России Владимир Путин ставит вполне конкретные задачи по масштабной конверсии военной промышленности и переориентации ее на выпуск гражданской продукции. Для предприятий отечественного станкостроения в результате создания ГИСП открывается возможность перейти к новой перспективной экономической модели «станок как сервис», когда источником прибыли станкостроительных компаний становится не продажа станков, а производство на станках деталей по контрактам, получаемым через ГИСП, в рамках цифровой модели национальной экономики, созданной добровольными рыночными участниками.

Заявленное Сергеем Чемезовым создание на базе Савеловского машиностроительного завода совместного предприятия по производству высокоточных деталей для российских корпораций может стать первым примером такой новой индустрии.

Кстати, в Кимрах Игорь Руденя и Сергей Чемезов побывали еще и на современном предприятии «Хамильтон Стандард – Наука», где осмотрели действующий цех и строящуюся вторую очередь. Завод основан в 1995 году компаниями «Хамильтон Сандстрэнд» из США и НПО «Наука» из России для обеспечения деталями мировой аэрокосмической промышленности. Это как раз хороший пример мировой кооперации. Так что не исключено, что и иностранные компании, выпускающие высокотехнологичные сложные изделия, станут аккредитованными участниками российского «цифрового госплана».

 

ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ: ВОЗМОЖНОСТИ И УГРОЗЫ

По сути, создаваемая система по своим функциям начинает напоминать «искусственный интеллект», по факту таковым не являясь. Президент Владимир Путин 1 сентября 2017 года признался, что ему очень не хотелось бы, чтобы кто-то оказался монополистом в сфере развития искусственного интеллекта.

По мнению Путина, «искусственный интеллект — это будущее не только России, это будущее всего человечества».

– Здесь колоссальные возможности и трудно прогнозируемые сегодня угрозы, — отметил он. – Если мы будем лидерами в этой сфере, так же будем делиться со всем миром, как мы сегодня делимся атомными технологиями, ядерными технологиями, — заверил Путин.

О чем идет речь? Группа российских инженеров и ученых, которая сформировалась вокруг журнала «Умное производство», реализует в разных странах практические индустриальные проекты по созданию «умных производств». Позже это же название приняли инженеры США, а в Германии появился термин Индустрия 4.0. В прошлом 2016 году и Япония на уровне Кабинета Министров заявила о начале реализации доктрины «Умное общество 5.0». Усилия в этом направлении в России энтузиасты прикладывают уже более трех десятков лет, но впервые к нашей деятельности проявился интерес на столь высоком политическом уровне. Хочу сказать, что на самом деле ИИ в чистом виде еще никем не создан, но он появится в ближайшие десять лет.

Когда речь заходит об ИИ, тут же появляются многочисленные официальные ученые и университетские профессора, которые вам будут непонятными словами рассказывать абстракции, не имеющие ничего общего с существом вопроса. Это – видимая часть айсберга. Невидимая же часть – это те инжиниринговые компании, занимающиеся практическими вопросами интеграции и создания предприятий новой индустрии, которые уже сегодня построены на принципах «умного производства». Сегодня такая работа становится конвейером и рутинной практикой инжиниринговых фирм, в результате чего возникают цифровые фабрики. Они, по сути не являясь искусственным интеллектом, обладают свойствами, превосходящими возможности отдельного, даже самого гениального, человека.

Обычно под ИИ понимают различные алгоритмы обработки Больших Данных (BIG DATA) и многокритериальной оптимизации, которых насчитываются тысячи. Я в этом году последовательно встречаюсь со всеми существующими в России специалистами BIG DATA и вижу значительный прогресс этой инженерной сферы. Например, создатели «Инжинирингового центра МФТИ по трудноизвлекаемым полезным ископаемым» Тимур Тавберидзе и Семен Буденный успешно применяют эти методы в поиске нефтяных месторождений. Это дешевле и надежней, чем бурить скважины. Сфер применения BIG DATA огромное множество: от медицины и умного управления городами до дизайна одежды и сочинения музыки.

Впервые эти методы были применены в конце 80-х годов ХХ века инженерами в расчетах машин и механизмов, когда появились МКЭ (методы конечного элемента). На практике, насколько мне известно, их впервые в России применили тогда еще совсем молодой инженер Радислав Бирбраер и математик Игорь Мамонтов – для расчета тяжелых механических прессов. Возможно, они вообще были первыми в мире. В тесном контакте с ними работал ныне покойный Эдуард Гольник, доцент Воронежского политехнического института. Кажется, профессором он так и не стал, но, тем не менее, подготовленная им в Воронеже и Липецке группа студентов стала родоначальниками цифровых методов проектирования машин и механизмов. Нынешний владелец компании «Солвер» доктор технических наук Радислав Бирбраер создал тогда теорию «контактного взаимодействия твердых тел», что в сочетании с МКЭ открывало фантастические возможности в компьютерном проектировании. Это как раз совпало с изобретением на Западе графических дисплеев и появлением графических интерфейсов.

Игорь МамонтовНа тот момент подобного никто в мире не делал. Отчасти поэтому советские тяжелые прессы тогда покупали практически все развитые страны мира и оснащали ими свои автомобильные заводы. Воронежский завод тяжелых прессов, где тогда работали и Радислав Бирбраер, и Игорь Мамонтов, и я, даже в те времена располагал твердой валютой, а мы получили допуск к самым современным компьютерам и программам всех мировых производителей. Тогда мы сотрудничали с французскими, английскими и американскими инженерами, создающими первые станции для работы с графическими изображениями. Мы вместе их создавали. Это было самое начало. Поверьте, такое происходило совсем не на каждом советском заводе.

В начале 1990-х стало заметно, что США на уровне государственной политики пытается локализовать на своей территории все, что связано с большими компьютерными системами. И вскоре им это удается. Появляются различные CAD/CAM. Несколькими годами ранее я направил в Государственный комитет по науке и технике СССР предложение создать в системе Госснаба умные цеха по раскрою металлопроката, как первый этап создания гибких автоматизированных заводов (заметьте, мне тогда и 30 лет не было). Понятие «умное производство» ввел в обиход несколько позже уже Радислав Бирбраер, который к этому времени создал фирму «Солвер».

Дмитрий ЧерныхПараллельно российская корпорация «Галактика» Дмитрия Черных продолжала работы по созданию интегрированной платформы для управления сложными объектами. Однако она стала испытывать даже на внутреннем рынке давление со стороны немецкой компании SAP SE. Так произошло, что я был свидетелем практически всех важнейшим событий в IT-сфере. Компания SAP была создана пятью бывшими сотрудниками IBM, – они одни из первых вышли на нарождающийся российский рынок. Это стало возможно после тайных переговоров на территории Западного Берлина (тогда еще было две Германии) между владельцами компании SAP и Владимиром Гарусовым, одним из руководителей НПО «Центрпрограмсистем», которое располагалось в Калинине (ныне это город Тверь). Недавно он мне рассказывал, как ему удалось нелегально, на красном БМВ, преодолеть границу ГДР-ФРГ и вернуться назад. Так прошли первые очные контакты между советскими и германскими создателями программного обеспечения в части «ERP систем».

Сегодня стало известно, что после трех десятилетий доминирования SAP на нашем внутреннем рынке российская корпорация «Галактика» стала выдавливать немцев с очень знаковых площадок: нефтяных компаний, инфраструктурных объектов. Во многом этому способствовало, наверное, образование консорциума «Галактика-Солвер» – глобального интегратора.

В рамках форума «Иннопром-2017» министр промышленности и торговли Денис Мантуров представил программу создания единого цифрового пространства промышленности России «4.0 RU». С ее помощью будут охвачены все уровни взаимодействия: Минпромторг РФ – Отрасль – Холдинг – Предприятие – Рабочее место на предприятии. Эта система уже проходит тестирование и это, по существу, то, что мы предлагали создать ГКНТ СССР, еще будучи молодыми инженерами. Сейчас мы уже не так молоды, но процессы эволюции государства намного медленнее, чем наша мысль.

Однако вернемся к ИИ, о котором говорит Путин. Скорее всего, он имеет в виду то, что мы придумали тридцать лет назад и что сейчас реализуется на практике в национальном масштабе в рамках программы Минпромторга РФ. Но я говорю о несколько другом «искусственном интеллекте», который появится в ближайшие десять лет. Это даже не то, что реализуют Google и Yandex в части поисковых алгоритмов и систем автоматического перевода, – хотя там все круто. Речь идет о том, что в ближайшие годы произойдет синтез «семиотической антропологии» и «больших данных» – и возникнет искусственный вселенский расширяющийся разум. Те, кто первыми это сделает, станут лидерами будущего.
Президент РФ Владимир Путин осмотрел экспозицию Международной выставки промышленности и инноваций ИННОПРОМ-2017 в Екатеринбурге

Сложность создания ИИ в том, что если BIG DATA – предмет деятельности многих математиков, то семиотическая антропология — это наука очень узкого круга, крайне сложная, на грани особого посвящения. По сути, это наука открывается для людей с планетарным сознанием, оперирующим всем многообразием наук, мировых культур и религий. Признанный лидер семиотической антропологии Вячеслав Всеволодович Иванов, советский и российский лингвист, семиотик, антрополог, академик РАН, директор Института мировой культуры МГУ, сейчас в основном живет в США, и он 1929 года рождения. С 1992 года академик Иванов руководит Программой индоевропейских исследований Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе.

А в России мы вынуждены вести эти исследования на голом энтузиазме, как когда-то, тридцать лет назад, – работы по созданию умных фабрик. В этом смысле ничего не изменилось, несмотря на искреннюю заинтересованность первого лица российского государства. Хотя уверен, ИИ будет создан в ближайшие десять лет, и, скорее всего, это произойдет в России.

 

КАК СДЕЛАТЬ БЕЗОПАСНЫМ «УМНОЕ ОБЩЕСТВО»

Каковы сейчас первоочередные задачи? Мы должны научиться действовать коллективно, чтобы приближать «умное будущее» и делать процесс трансформации реальности более безопасным. Вот три важнейших первых шага:

• Необходимо выстроить партнерские отношения между государственным и частным секторами с целью концентрации усилий на прорывных инновационных направлениях умного производства, умного общества. Нужно создать «Живые зоны роста», осуществляющие экспансию. Известно, что более сложная система подчиняет менее сложную. Живая система жива до тех пор, пока она осуществляет экспансию. Устойчивость для живой системы означает жизнь. Предстоит создать множество точек «живого ума», от которых произрастет умное общество.

• Мы должны добиваться роста федеральных инвестиций в прикладные и фундаментальные научные исследования, связанные с умным производством и умным обществом. Необходимо обеспечить оптимальный баланс между фундаментальной и прикладной наукой. Следует создать новую иерархию ученых, владеющих ноосферным мышлением и имеющих допуск в глобальные хранилища научных знаний, всей мировой культуры и мировых религий. Нужно создать эти глобальные хранилища знаний и регламенты их использования.

• Надо подготовить наши страны к фазовым переходам, скачкам, трансформациям, меняющим облик реальности: рынка, производства, культуры, быта. Следует подготовить общество к глобальному грядущему скачку производительности и эффективности производства, управления, к которому приведет широкое применение принципов умного производства.

Мы призываем воспользоваться этой возможностью для создания конкурентоспособного лидерства, которое умное производство может дать национальным экономикам, а также глобальному рынку, и принять меры для того, чтобы сделать эту возможность реальностью. Через десять лет индустриальный сектор всех стран мира будет выглядеть совсем иначе, чем сегодня. Мировой ландшафт полностью изменят новые информационные технологии и умные системы, построенные на ноосферных принципах эволюции. Базовой наукой станет семиотическая антропология, которая изучает способы обмена информацией между живыми организмами.

Сознание каждого отдельного индивидуума, как и всего коллективного бессознательного, функционирует в системе символов, которые формируют наука, культура и мировые религии. Адекватное восприятие информации возможно только в пространстве пресекающихся парадигм. И наоборот, конфликты и непонимание – результат несовпадения кодов и семиотических символов сознания. Гармоничный человек тот, кто оперирует всем многообразием человеческих знаний и всем многообразием символов всех религий и культур. Искусственный интеллект (или Big Data), который уже через десять лет будет определять конкурентоспособность экономических субъектов, городов и государств, будет в идеале обладать свойствами гармоничного вселенского сознания. Компании и государства, которые сейчас приступили к формированию своего умного будущего, сохранятся в XXI веке. Те, кто не поверил в новые драйверы и продолжил консервативную традицию, скоро уйдут в небытие. Это касается не только промышленных предприятий, корпораций, но и государств.

Умное производство объединяет в один комплекс глобальные базы информации, технологии и природную изобретательность людей. Это кардинально меняет все: методы проектирования, подготовки производства, самого производства, управления, маркетинга, кастомизации, продаж, обслуживания, утилизации. Происходит кардинальное изменение всех этапов жизненного цикла продуктов.

Инвестиции в инфраструктуру умного производства необходимы для обеспечения будущего любой страны и будущего экономического благосостояния граждан. Умное производство позволяет повысить гибкость наших заводов, снизить стоимость продукции и повысить безопасность и экологическую чистоту окружающей среды.

Будучи лидерами теории умного производства и начав выпускать журнал с одноименным названием еще десять лет назад, мы сегодня обдумываем идею создания «Коалиции лидеров умного производства» и, в частности, «Школы исследователей семиотической антропологии и интеграторов умных систем». Можем принять не больше 10-12 человек. Обращайтесь. Собеседование персональное.

 

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О КОНКУРЕНЦИИ ТЕРРИТОРИЙ

Стратегия экономического роста любого города и любого региона заключается в умении встраиваться в цепочки создания стоимости глобальной экономики. Только это может обеспечить надежное положение той или иной территории, приток капиталов и квалифицированных людей. Например, у Твери на сегодня есть только одно бесспорное преимущество – это «встроенность» в систему мировой электронной торговли. Этот сектор глобальной экономики растет со скоростью 25% в год и уже достиг 15% мирового товарооборота. Тверь на сегодня в России на третьем месте после Москвы и Санкт-Петербурга по развитости инфраструктуры электронной коммерции. В Твери расположены базы интернет-торговли Озон, ОТТО и Bonprix. Это уже много и соответствует мировым трендам.

Джефф БезосВ июне 2017 года Amazon, один из первых интернет-сервисов, ориентированных на продажу реальных товаров массового спроса со штаб-квартирой в Сиэтле, объявил о крупнейшей сделке – покупке продуктового ритейлера Whole Foods за $13,7 млрд. Судя по всему, следующая цель создателя Amazon.com американского миллиардера Джеффа Безоса – банковский сектор, и в нем он намерен совершить революцию. Джефф Безос создал программу кредитования малого и среднего бизнеса Amazon Lending, в рамках которой выдаются кредиты от $1000 до $750 000. Половина товаров, которые продаются на Amazon, – это продукция малого бизнеса, на который и рассчитана эта программа. У Amazon есть доступ более чем к 300 млн. активных учетных записей клиентов в 130 странах мира. Желание кредитовать своих клиентов высказывают и операторы электронной торговли  PayPal, Square, eBay и китайский Alibaba. Все ждут, когда что-то аналогичное предложит Google. Это другая реальность, в которой надо учиться жить.

Проблема российского политического класса в том, что он мыслит исключительно ретроградно. То же самое еще в большей степени характерно для промышленного истеблишмента.

Москва, Новгород, Ярославль, Владимир, Смоленск и Тверь и другие русские города в Средние века возникли в результате мировой глобализации. В те времена при резиденции Папы Римского Климента V открылись отделения сиенского банка Большого стола и флорентийских торгово-промышленных компаний. Средневековые города начали учреждать общественные банки – «montes», которые стали принимать вклады населения. Результатом развития мировой торговли стало возникновение современных городов на Востоке Европы. Сегодня в истории цивилизации мы переживаем схожий момент: вновь надо искать свое место в мировом разделении труда.

Версия для печати
Авторы: Геннадий КЛИМОВ, главный редактор журнала «Умное производство»
Разместить ссылку на: 


Добавить комментарий

Автор: *
Тема: *
Код c
картинки: *

Коментарий: