«АТР»: здесь тиражируют компетенции

В конце минувшего июня на выставке «НТИ Экспо», прошедшей в Новосибирске в рамках V международного форума технологического развития «Технопром-2017», ее участникам был представлен проект «Агентства по технологическому развитию» – «Супермаркет технологий», созданный с целью способствовать модернизации отечественных предприятий, предоставляя им широкий выбор доступных, проверенных и эффективных технологических решений. Об этом проекте и других направлениях деятельности АТР в эксклюзивном интервью «Умпро» рассказал генеральный директор «АТР» Максим Шерейкин.

Максим Шерейкин, генеральный директор «АТР»– АТР позиционируется как агент влияния по «продаже эффективности» для российской промышленности, оказывающий предприятиям поддержку в выстраивании новой производственной модели – по схеме «предприятие-агрегатор плюс аутсорсеры». Чем обусловлен акцент именно на смену производственной модели?

– «Агентство по технологическому развитию» Правительство РФ учредило почти ровно год назад. Основная задача АНО «АТР» – содействие российским предприятиям во внедрении технологических решений мирового уровня с целью достижения конкурентоспособности отечественной продукции. Еще на стадии разработки концепции «АТР» для него была определена ниша – работа с традиционными российскими промышленными предприятиями. В последние 15 лет основной акцент в промышленной политике делался на создании благоприятного инвестиционного климата, и продвижении России в рейтинге экономик Doing business и в других подобных рейтингах. Известные инструменты инвестиционной политики в значительной степени заточены под создающиеся с нуля предприятия – т.н. гринфилды: упрощение оформления земельных участков и подключения к инфраструктуре, получение налоговых льгот и т.д. А вот традиционным, давно работающим предприятиям ни участки, ни объекты инфраструктуры обычно не нужны – у них это уже есть, а налоговые льготы для них – не главное. Куда большими проблемами для таких компаний являются не очень благоприятная конъюнктура на рынке, недостаточный спрос на их продукцию, недоступность кредитов. АНО «АТР», выступая в качестве агента влияния по продаже эффективности, пытается обратить внимание руководителей таких компаний на то, что в нынешних условиях зарабатывать можно не только на новых продуктах для новых рынков, а скорее даже – на повышении эффективности, росте производительности, снижении издержек. Ведь в ряде случаев косвенные, непроизводительные издержки этих предприятий в разы превышают их прямые производственные затраты.

– В данном случае – речь о частных рыночных  предприятиях?

– Не только. Здесь имеются в виду предприятия двух сегментов. Первый – это предприятия, входящие в интегрированные структуры, в том числе в госкорпорации ОПК, – у них есть резерв эффективности. Но и в традиционных рыночных предприятиях эта проблема сохраняется. Она возникает из-за переразмерности основных фондов, в силу того, что эти фонды – здания, инфраструктура – уже не соответствуют ныне производимым объемам продукции. Я в беседах с руководителями компаний всегда привожу пример из практики моей родной Калужской области. Там на вновь построенных в последние годы на площадках индустриальных парков предприятиях выработка на одного работника как минимум в десятки раз больше, чем на традиционных, с многолетней историей. Это – повод задуматься о причинах: где-то этот разрыв обусловлен современным технологическим процессом, уровнем вертикальной интеграции на новых предприятиях, а где-то, сравнив российскую компанию с ее зарубежным аналогом, мы увидим, что дело уже не столько в техпроцессах, сколько в производственной системе. Возьмем, к примеру, производство электродвигателей: сейчас в мире уже практически нет компаний, где эти двигатели производятся полностью, компании-агрегаторы собирают их из компонентов, поставляемых аутсорсерами. При этом они являются мировыми технологическими лидерами, тогда как наши компании отстают от них и по качеству продукции, и по эффективности.

– А чем вы, как эксперт, объясняете неистребимую приверженность отечественных компаний производствам полного цикла? Это проблема менталитета или дело в неразвитости аутсорсинга как такового?

– Я думаю, менталитет здесь – все же не главное. Конечно, кризис российской экономики – это во многом кризис доверия. Но есть еще и объективные факторы. Руководители компаний знают: если заказать компонент аутсорсеру – не факт, что тот его вовремя поставит, предложит приемлемую цену и т.д. К тому же его технологический уровень может не соответствовать технологическому уровню заказчика. При этом предприятия были бы рады размещать заказы на аутсорсинг, имей они выбор из числа надежных конкурирующих между собой технологически продвинутых поставщиков в том или ином переделе. И это открывает для нас инвестиционные ниши! С одной стороны, обеспечить повышение эффективности существующих предприятий-заказчиков, перестраивая их производственные системы, с другой стороны, создавать для них сеть поставщиков узлов и деталей, выращивая их в плане технологической модернизации и развивая конкуренцию между ними.

– Минпромторг РФ реализует программу по локализации в России мировых брендов станкостроения. И многие иностранные фирмы, локализующие здесь свои производства, говорят о готовности брать комплектующие у местных производителей, если те смогут поставить продукт приемлемого качества. Но найти таких местных производителей – проблема. Решать ее надо системно, обеспечивая массовость таких аутсорсеров. Как «АТР» задействуется в решении этой проблемы?

– Мы работаем над ней, тесно взаимодействуя и с рабочей группой при Минпромторге по локализации производства узлов в сфере станкостроения, и с ведущими отечественными станкостроительными компаниями, в числе которых Группа СТАН. Взглянув на ситуацию с ракурса предприятия-заказчика, мы видим его первоочередные запросы. Сейчас они связаны с двухскоростными приводами, с локализацией производства комплектующих для сборки шпиндельной группы, с вибрационной диагностикой инструмента с точки зрения преддиктивного его поддержания. И в каждой из этих компетенций у «АТР» есть либо потенциальный российский заказчик, либо потенциальный международный партнер, который ищет потенциального заказчика, готов передавать технологию, а может стать и соинвестором – если, конечно, убедится в окупаемости проекта. Но с этим тоже проблема: например, сегодняшний российский рынок двухскоростных приводов – это сотни изделий, заводы под такие серии не локализуются, поскольку точка безубыточности – это тысячи изделий. В этом контексте мы ставим для себя задачу – собрать спрос, тогда можно будет привлекать и российских, и международных инвесторов.

– Но сейчас в металлообработке очевиден тренд ухода от крупных серий, перехода к штучному, кастомизированному, мелкосерийному производству.

– Этот тренд развивается по двум основным направлениям. Одно из них – кастомизация, другое – платформенность. А платформенность – это как раз крупные серии. На базе платформы мы собираем кастомизированные решения. Взять, к примеру, автомобильный конвейер «Фольксвагена» в Калуге, где выпускаются одноплатформенные машины – «Фольксваген-Пассат», «Шкода-Октавиа», а до недавнего времени еще и «Ауди». Здесь все опять же диктует рыночный спрос.
 

– Одна из ключевых задач «АТР» – развитие партнерства с зарубежными компаниями-лидерами. С какими странами, мировыми компаниями и международными организациями уже начата работа? Есть ли уже конкретные проекты?

– Наша международная партнерская сеть состоит из нескольких сегментов. Во-первых, это зарубежные поставщики готовых технологических решений. Понятно, что их слишком много и охватить их всех в принципе нереально. Поэтому мы выбрали работу с инжиниринговыми компаниями, у которых есть собранные от разных поставщиков интегрированные, под ключ, решения для заказчиков за рубежом и в России. Во-вторых, это зонтичные организации, в том числе отраслевые ассоциации. Так, одним из наших партнеров является NEDO – японская правительственная организация по развитию новых энергетических и промышленных технологий. Это одновременно и промышленная, и исследовательская организация, которая готова передовые японские технологии адаптировать под российские нужды, предлагая нам технологических партнеров. Один из наших совместных проектов уже стартовал: японская компания, обладающая технологией по возобновляемой энергетике, включающей в себя использование ветрогенераторов, сейчас вместе со своими партнерами адаптирует эту технологию к российским условиям, поставив пилотные ветряки на Камчатке.

Что касается географии партнерства, мы для начала сфокусировались на нескольких странах – опять же, поскольку все сразу охватить невозможно. У нас есть ряд партнеров в промышленной Германии, а также в Италии, которая преимущественно ориентирована на сегмент МСБ, там много небольших  инновационных компаний. Безусловно, это также Япония, Южная Корея и Китай, который часть своих технологий довел до мирового уровня.

– Деятельность «АТР» начиналась с агрегирования существующего спроса на технологии. Насколько, по вашим оценкам, соответствующие запросы отечественных компаний релевантны сегодняшней ситуации перехода к новому техноукладу?

– Мы пока просмотрели всего несколько ниш, как нам казалось, относительно недоинвестированных в последние годы. В рамках действующих ФЦП многие предприятия ОПК обновили свою механообработку, фрезерную, токарную группу, накупили пятикоординатных обрабатывающих центров. Меньше инвестиций было вложено в оборудование для термической обработки, гальванического производства. Сегодня мы пытаемся собрать объемы для инвестиционных проектов по этим сегментам. С этой целью изучаем, каково сейчас текущее состояние этих технологических процессов у традиционных предприятий, какие средства они в состоянии вложить в их модернизацию, готовы ли они работать с аутсорсерами или сами реализовывать проекты модернизации.
АНО «АТР» задачи и компетенции

– Ваши специалисты анализируют только техническое состояние предприятий или также – их уровень управления производственными процессами? Ведь, если они не отлажены, не поможет даже супероборудование.

– Конечно, мы ведь не поставщики оборудования, а продавцы проектов, решений, включающих в себя комплекс из оборудования, технологий, решения вопросов его эксплуатации и встраивания в существующие процессы.

Мы также наметили для себя ряд ниш по производству стройматериалов, по возобновляемой энергетике, по изготовлению комплектующих для электротехнической промышленности, а также по выпуску оборудования для пищепрома. Вообще, мы на этом этапе стараемся отталкиваться от конкретных нужд заказчиков, которые нас просят помочь реализовать себя в определенной нише. А на следующих этапах мы уже будем работать с предприятиями с прочными позициями в своих нишах, предлагая им готовые решения.

– Одно из направлений деятельности «АТР» – организация международной технологической экспертизы готовых технологических решений. Как бы вы в этом смысле прокомментировали мнение многих промышленников о том, что трансфер готовых технологий – это консервация отставания российских производств, поскольку готовые решения – это всегда вчерашний день? И поэтому целесообразнее покупать за рубежом центры разработок технологий или вести совместные НИОКРы…

– Может быть, это российская специфика – потребность непременно найти некое «средство Макропулоса», чтобы, съев одну таблетку, тем самым решить все проблемы? Нам кажется, что целесообразнее идти параллельно несколькими путями: развивать собственные исследования и разработки, при этом покупать у ведущих разработчиков решения на ранней стадии технологической готовности, а в ряде случаев покупать и готовые решения. Сегодня большинство отечественных некрупных рыночных предприятий ориентированы именно на закупку готовых решений, поскольку у них нет инженерных компетенций по доработке технологий, заводские технологи и инженеры – это эксплуатанты. Поэтому мы используем одновременно все пути. За разработки и исследования в России отвечает целый ряд инновационных институтов развития, в числе которых – «Инновационный центр «Сколково»». А вот кто отвечает за трансфер готовых технологических решений? Казалось бы, компании сами могут его осуществлять – находить поставщиков решений, инжиниринговые компании, оборудование и т.д. Но с помощью АНО «АТР» в ряде случаев у них это получится быстрее и дешевле. И здесь задача агентства – предложить нашему заказчику меню альтернативных вариантов. Наша работа может быть во многом полезна собственникам компаний, которым нужен альтернативный, более широкий взгляд на рынок технологий, чем у их внутренних экспертов. Экспертиза «АТР» – это в первую очередь экспертиза наших партнеров, реализующих эффективные технологические проекты в России и за рубежом. Причем, под технологиями мы понимаем процессы, то есть, то, как производится продукт в серии, с приемлемыми качеством и себестоимостью. Партнеров, в том числе зарубежных, у нас уже сейчас достаточно много, их сеть и впредь будет развиваться.

– Известно, что «АТР» возьмет на себя функции российского проектного офиса европейской программы «Эврика». Какие шаги на сегодня уже сделаны для интеграции России в эту программу?

– «Эврика» – это транснациональный консорциум по исследованиям и разработкам. А мы больше сконцентрированы на готовых технологических решениях. Тем не менее, некоторые наши заказчики, в основном из машиностроения и определенных сегментов электроники, проявили интерес к тому, чтобы выступать в качестве индустриальных партнеров команд разработчиков, подключаясь на стадиях прототипа, для того, чтобы участвовать в доведении технологий, возможно, даже на своих мощностях, до готового решения. Минпромторг РФ является в этом сотрудничестве одной из сторон, представляющих Россию, и мы партнерство с «Эврикой» рассматриваем как одно из перспективных направлений. Наша задача – через этот консорциум найти партнеров для наших российских индустриальных заказчиков.

– «АТР» также занимается инженерным консалтингом для реализации проектов технологической модернизации компаний. Каковы их сегодняшние предпочтения: техперевооружение, создание новых производств, внедрение современных систем управления производством?

– Здесь важно подчеркнуть, что «АТР» не является конкурентом ни для инжиниринговых компаний, ни для компаний инженерного консалтинга. Мы все эти компании приглашаем к сотрудничеству. Мы продаем проекты по повышению эффективности. То есть, мы заходим на предприятие как интегратор, который, исходя из постановки задач в конкретной компании, собирает для ее решения консорциум из поставщиков оборудования и инжиниринговых услуг. Таким образом для российских инжиниринговых компаний сотрудничество с АНО «АТР» – это дополнительная возможность расширения клиентской базы.

– А вы уже начали работать с какими-то инжиниринговыми компаниями?

– Да, мы проводили два мероприятия. Одно из них проходило под эгидой Военно-промышленной комиссии с участием ведущих отечественных инжиниринговых компаний – «Финвала», «Солвера», «Элтеха» и др. У нас уже есть несколько кейсов с компаниями, являющимися нашими заказчиками. Это, например, подбор технологий, оборудования для мусороперерабатывающих заводов, для фармацевтических производств, это кейс, связанный с оптимизацией производственной системы предприятия, в том числе с внедрением lean-технологий. Повторюсь: для нас сейчас одна из приоритетных задач – это выстраивание партнерской сети. Наши заказчики верят уже реализованным проектам. Мы хотим показать им такие проекты у наших партнеров. И часть технологических решений с потенциалом тиражирования поставить в созданный нами «Супермаркет технологических решений».

– Предполагается ли сотрудничество Агентства по технологическому развитию с НТИ, Ассоциациями Индустриальных парков и Кластеров и технопарков, другими структурами развития?

– Что касается Национальной технологической инициативы, то мы, можно сказать, де-факто являемся «НТИ первой волны». Среди наших партнеров есть компании, готовые здесь и сейчас внедрять технологические решения, в том числе связанные с преддиктивной аналитикой, поддержкой оборудования и инструмента. Наиболее близкая для нас из инициатив НТИ – это Технет, поскольку именно он – про технологии.

Ассоциации Кластеров и технопарков и Индустриальных парков – для нас партнеры. Главная задача, стоящая перед «АТР», – это инвестиции в технологии. А инвестициям нужно место для «приземления». Это может быть и действующее предприятие, и компания, создаваемая в индустриальном парке, и фирма-резидент технопарка.

Возможности по привлечению зарубежных инвесторов в отечественные индустриальные парки будут в ближайшей перспективе сужаться, в первую очередь, в силу экономических причин. Сейчас практически все у нас производится в том числе с участием иностранных компаний в России: и автомобили, и бытовая электроника, и стройматериалы, и лекарства, косметика и парфюмерия. То есть, основные ниши уже заняты, в том числе благодаря индустриальным паркам, привлекшим иностранных инвесторов. Сейчас мы пытаемся получить четкую картину, какие есть лакуны в нашей традиционной промышленности, какие разрывы в эффективности там существуют, какие затраты осуществляются на неэффективные техпроцессы, можно ли из этих затрат, агрегировав их, собрать инвестиционный проект, куда этот проект «высаживать» и т.д. В данном случае это более осознанная технологическая, промышленная политика, без которой индустриальным паркам будет все сложнее привлекать новых резидентов. Инвестору сегодня надо предлагать не только землю, но и подготовленную нишу, проработанный кейс инвестиций.Равный вклад «новой» и «традиционной» промышленности

– Сегодня у отечественной индустрии есть два глобальных вызова. Первый связан с необходимостью, дабы не отстать навсегда от передовых экономик, ускоренно внедрять драйверы Индустрии 4.0 и в первую очередь – цифровизацию промышленности. Другой вызов – диверсификация ОПК, от которого требуется довести долю продукции гражданского сегмента до 40% от общего объема производства. Каким образом «АТР» встроено в работу по этим направлениям?

– Проекты «АТР» должны соответствовать государственным приоритетам. Таким образом мы выделили для себя четыре приоритета. Первый – это повышение производительности труда. Ресурсы для этого мы видим, во-первых, в инструментах Бережливого производства, обеспечивающих рост эффективности на 30 и более процентов. А во-вторых, в создании рыночных и технологических условий для развития аутсорсинга и кооперации – это к вопросу о модернизации производственных систем, которая может дать рост производительности в десятки раз. Третье – модернизация отдельных технологических процессов. В этом смысле мы видим АНО «АТР» как центр компетенций, собирающий лучшие практики, лучший опыт реализации проектов, лучших партнеров и т.д.

Второй приоритет связан с диверсификацией ОПК и налаживанием в нем выпуска гражданской продукции. Он, безусловно, пересекается с первым, поскольку ключевое ограничение на предприятиях ОПК – это себестоимость продукции. Для выпуска гражданских товаров она в нынешних условиях будет запредельной. С ней придется работать через повышение производительности и через поиск новых ниш. В результате реализации модернизационных ФЦП в оборонке ряд технологических процессов, ряд переделов на предприятиях этого сектора теперь в принципе соответствуют мировому уровню. Конверсировать ОПК можно одновременно по двум направлениям: пытаться выпускать новый продукт, а также предлагать рынку технологические компетенции. Ведь сегодня компании малого и среднего бизнеса за счет коммерческих денег инвестируют в те самые техпроцессы, доступ к которым они могли бы получить на базе предприятий ОПК в качестве их промышленных услуг. Но здесь возникает вопрос цены, скорости, приоритета и заинтересованности ОПК в таком партнерстве. В то же время в программах развития многих госкорпораций ОПК прописано создание центров ключевых компетенций, работающих в том числе на гражданский рынок, предоставляющих промышленные услуги.

Третий приоритет – это тиражирование наилучших доступных технологий (НДТ). Сегодня при кураторстве Минпромторга РФ выпускаются справочники НДТ, а в среднесрочной перспективе предприятия специальным нормативным актом обяжут внедрять эти технологии. Справочник дает только технологический коридор, задача АНО «АТР» – дать уже внедренное в России или за рубежом решение с конкретным поставщиком.

Наконец, четвертый приоритет – цифровизация промышленности. Это – сквозная тема, принизывающая все направления деятельности АНО «АТР». Ведь и повышение производительности, и кастомизация связаны с цифровыми технологиями. Большое количество решений в этой сфере разработано и у нас, и за рубежом. Доступность этих технологий, их демократизация, проникновение их во все сегменты промышленности – это то, что может быть ролью АНО «АТР», как одного из акторов этого процесса.

– Максим Леонидович, вы участвуете в работе многих форумов, круглых столов, мозговых штурмов, посвященных проблемам модернизации промышленности и вызовам Индустрии 4.0. О чем сейчас там в основном говорят эксперты, какие настроения преобладают?

– Сейчас у нас массово заговорили о демократизации технологий. У крупных компаний хватает собственных компетенций, чтобы отслеживать все изменения в мире технологий. Малые и средние компании не имеют такого ресурса и поэтому зачастую находятся в плену стереотипов прошлого. Часть проектов они считают в принципе невозможными, а часть тех, за которые они берутся, смотрят во вчерашний день. В этом плане «АТР» может через информационное партнерство, свои информационные продукты, через «Супермаркет технологических решений» продвигать вперед готовые и при этом доступные для таких компаний решения. Готовые – значит, что аналогичные решения уже были внедрены, а значит, риск того, что система не заработает, существенно ниже. Поэтому доступ МСБ к информации может стать одним из драйверов новой технологической волны по их модернизации.

Недавно я побывал на международной выставке, где были представлены ioT-технологии. Там даже ряд станков в рамках выставки был увязан в индустриальную сеть. Представители международных компаний подробно рассказывали, как все это работает в механике, электронике – как вставляют датчики в подшипники, как контролируют движение шпинделя и т.д. Но на конкретные вопросы о том, как эта BigData обрабатывается и появились ли новые модели, в том числе для САЕ-систем, уже посчитанные на основе вычислительной математики, ответы были значительно более абстрактными. Вывод таков: собирать большие данные в мире научились, однако в вопросе о том, с ними дальше делать, какие модели на их основе строить, пока мало конкретики. А значит, для России с нашими традиционно сильными математиками и программистами это – перспективная ниша: на основе этих данных, собираемых со всего мира, строить новые модели, позволяющие более эффективно проектировать изделия и техпроцессы и с меньшими затратами поддерживать существующую производственную инфраструктуру.

Версия для печати
Авторы: Светлана БАКАРДЖИЕВА
Разместить ссылку на: 


Добавить комментарий

Автор: *
Тема: *
Код c
картинки: *

Коментарий: