Андрей Егоров: Мы предлагаем комплексные решения

Санкт-Петербургская компания «Семаргл» специализируется на внедрении передовых технологий транспортной обработки и хранения грузов. Кроме того, компания, разрабатывает логистические решения, ПО и системы управления для различных видов оборудования. В ходе работы выставки «Металлообработка 2017» генеральный директор ООО «Семаргл» Андрей Егоров дал интервью журналу «Умное производство».

Генеральный директор компании «Семаргл» Андрей Егоров– «Семаргл» – компания многопрофильная. Какие направления при этом вы сами для себя определяете как приоритетные? Логистику, софт, системы управления?

– «Семаргл» позиционируется как компания, занимающаяся комплексной разработкой и производством оборудования. Таких компаний, как мы, в России не так уж и много, при этом они скорее работают параллельно, нежели конкурируют с нами в борьбе за клиента. Наш основной профиль – это автоматизированные складские системы и различные транспортные модули для перемещения межцеховых, внутрицеховых грузов, автоматизированные системы хранения, а также системы автоматизации. Многие производственные операции, например, раскрой и гибку металла, отдаем на аутсорсинг. Начинка системы управления может быть абсолютно разной, вплоть до самых топовых вариантов с частотными преобразователями и контроллерами «Siemens».

Не так давно «Семаргл» приступил к освоению нового проекта – автоматизации конвейерных систем для перемещения навалочных грузов. Также в структуре компании создано подразделение, специализирующееся на софте: это вполне самодостаточная группа, специалисты которой пишут программы, занимаются визуализацией и дизайном. В ближайших планах «Семаргла» – расширение сфер деятельности: существующий объем заказов и прибыль способствуют диверсификации.

– Какие свои продукты «Семаргл» экспонирует на выставке «Металлобработка-2017»? Новый софт или новую линейку оборудования?

– Специально для «Металлообработки» мы сделали несколько микрокопий новой линейки оборудования. Конечно, миниатюры не имеют полного функционала оригиналов, поскольку поместить в них полноразмерную систему управления практически нереально. Тем не менее прототипы вызывали оживление среди посетителей нашего стенда и потенциальных партнеров. Например, внутрицеховая колесно-транспортная система «Tagarka» – очень маневренная, с минимальной нагрузкой на напольное покрытие. Это интеллектуальная многоходовая тележка, оснащенная механизмом подъема: она заезжает под кассету и сама ее поднимает. Система может быть мануальной и полностью автоматизированной: перемещаться по лазерным сканерам, датчикам либо по разлинованным на полу полосам. В этом решении реализована защита от наезда как на стационарное, так и на движущееся препятствие. Проект уже реализован в Нижнем Новгороде, две системы грузоподъемностью в 60 тонн работают без сбоев. Самая большая кассета с грузом, которую способна поднять «Tagarka», весит около 120 тонн. К слову, «Семаргл» имеет большой опыт работы с оборудованием предельно большой грузоподъемности – до 400 тонн, востребованном в промышленном и жилищном строительстве, металлургии, тяжелом машиностроении, судостроении.

– Значит, здесь вы в тренде. Но что вам подсказывают результаты бенчмаркинга по поводу того, что, возможно, стоит перенять у ваших конкурентов?

– Повторюсь: ожесточенных войн между отечественными компаниями нашего профиля на внутреннем рынке нет, практически у всех нас есть свои ниши. Например, у наших условных конкурентов есть интерес к производству грузоподъемного оборудования до одной тонны, у нас же этого интереса нет. В основном же на внутреннем рынке мы отчаянно бьемся с иностранцами. «Семаргл» в свое время начинал как дилер импортного оборудования, но затем постепенно компания перешла на создание собственных решений. По сути, иностранные конкуренты для нас не поменялись, если раньше мы продвигали известный продукт, отличавшийся от других ценой и характеристиками, то теперь продвигаем свой бренд и покупателям предлагается выбор: российский продукт или иностранный. К сожалению, у отечественного клиента сформировалось предвзятое мнение, что русские не способны сделать высококачественный продукт. Но наша система практически ничем не отличается от лучших зарубежных аналогов, в ее составе используются импортные компоненты высокого класса. Благодаря богатой комплектации системы управления «Семаргл» способны легко и безболезненно интегрироваться с любым оборудованием, любым ПО. А вот иностранные компании-конкуренты, несмотря на качественное электронное оборудование, предпочитают экономить на системе управления, делая ее минимально достаточной для функционирования. Экономят и на металлоконструкциях: если заявлено, что транспортная кассета имеет грузоподъемность в одну тонну, то это не что иное, как маркетинговый ход, так как в данном случае имеется в виду равномерно распределенная нагрузка на кассету массой 1 т.  Соответственно, положить оснастку меньших размеров, чем кассета, и массой в 1одну тонну невозможно, мы проверяли это неоднократно. Но ведь мы живем в России, у нас любят «вечные» металлоконструкции и эксплуатируют любое оборудование за гранью его возможностей. Получается, что наш продукт позволяет сделать существенно больше и даже выйти за рамки возможностей, прописанных в инструкции. К тому же цена готовых решений «Семаргла» примерно такая же, как и у мировых брендов, при этом у нас качественная электронная составляющая, более функциональный софт, крепкие металлоконструкции, позволяющие перемещать грузы фактически больших весов, чем заявлено в мануале. Но если сделать наше решение минимально-функциональным, его итоговая стоимость станет гораздо ниже европейских и азиатских аналогов.

– Пожалуйста, опишите программную составляющую ваших систем управления. На каких платформах они работают?

– Мы используем систему WMS, которую активно развиваем в нечто среднее между MES и WMS. Пока не ставим для себя цели создавать чистый программный продукт вроде MES или ERP, поскольку это слишком большие объемы, избыточно глобальные решения для наших конечных продуктов. Наша задача – предоставить модуль конвертации, локальное решение, способное встраиваться в глобальные системы управления производством и предприятием в целом. Преимущество «Семаргла» в умении подстроиться под любого заказчика. К примеру, у наших конкурентов есть софт, и переписывать его под каждый конкретный случай никто не собирается, мы же нацелены на обеспечение работоспособности системы. С каждым проектом программные продукты «Семаргла» совершенствуются и обрастают новыми функциями, и этот функционал достаточно мощный: это и штрих-коды, QR-коды, и RFID-метки, а также планирование и модуль, управляющий транспортными потоками в зависимости от того, какие задания дает ERP-система конкретного предприятия. Что касается платформы для ПО, сейчас наш софт работает на Windows-7, однако у «семерки» есть ограничения по питанию, и, чтобы не потерять вновь поступившую информацию, приходится ставить блоки бесперебойного питания. Это, в свою очередь, обеспечивает правильность готового решения, но делает его достаточно громоздким. Уже скоро наши системы заработают на Windows-СЕ, также мы сделаем мобильное приложение для смартфонов на платформе Android.

– Итак, ваши решения оригинальны, на них установлен более функциональный, чем у аналогов, софт, они имеют запас прочности – все это можно отнести к конкурентным преимуществам продукта. А в чем состоят конкурентные преимущества предприятия в целом? Какое оборудование вы используете? Как управляете производственными процессами? Пользуетесь ли вы принципами бережливого производства?

– В ООО «Семаргл» заняты высококвалифицированные инженеры, конструкторы, программисты, специалисты АСУ ТП. Человеческий капитал компании позволяет сделать многое, пожалуй, это наше главное конкурентное преимущество. Сегодня интерес заказчика сосредоточен в основном на комплексных решениях: когда мы поставляем не просто единичный продукт, а целый комплекс вместе с транспортной системой и буферным складом. На рынке сегодня есть очень много современного оборудования, при покупке которого клиент рассчитывает получить высокую производительность, более высокое качество и низкую себестоимость. Но все эти преимущества появятся только после налаживания обслуживания станка, автоматического снабжения ресурсами. Но мало кто задумывается об инфраструктуре. Например, лазерный станок способен раскроить лист на несложные заготовки за 50 секунд, но подача и снятие листа со станка осуществляется краном, и на его манипуляции уходит больше времени, чем на непосредственное производство. Получается, что лазерный раскройщик не отрабатывает вложенные в него деньги. Кстати, о лазерных раскройщиках: об автоматизации ресурсоснабжения стали задумываться не только пользователи, но и сами производители лазерного оборудования. Автоматическая система подачи листа есть у раскройщиков TRUMPF. Свое решение предлагает и «Семаргл», в данный момент ведутся переговоры с ЗАО «ВНИТЭП» о внедрении в лазерные раскройщики нашей системы автоматической подачи листа. Что касается нашего предприятия, то многие производственные процессы мы отдаем на аутсорсинг, например, ту же лазерную и плазменную резку, но в цехе «Семаргла» есть ленточно-пильные станки, сварочные посты, линия порошковой окраски. Все это сборочно-сварочное оборудование используется при изготовлении небольших, но критично важных, для нас, деталей. Если их сделать некачественно, система не сможет полноценно функционировать. С сентября 2016 года внедряем на своем предприятии 1С ERP, как только она полностью укоренится, полноценно заработает система 5S и другие инструменты бережливого производства.

– Какие продукты «Семаргла» соответствуют критериям Индустрии 4.0?

– Это, например, наши полностью автоматизированные решения, та же «Тagarka». Но это продукт-исполнитель. Есть более интересное и глобальное решение, своего рода электронный мозг для крупных интегрированных структур – корпораций и холдингов, позволяющий сокращать издержки и значительно повысить эффективность работ по субподряду. Известная беда – недобросовестность аутсорсеров, срывающих сроки выполнения микрозаказов. Тем самым они подводят заказчиков, вынуждая их переносить сроки сдачи своих глобальных проектов. И мы, к сожалению, нередко с этим сталкиваемся. И этот процесс сложно изменить и перестроить, ведь у серьезных подрядчиков производство расписано на 3-4 месяца вперед и вклиниться в этот поток с оперативными штучными задачами довольно проблематично. Так что, чтобы, в свою очередь, не упустить выгодный контракт, иной раз приходится сотрудничать и с ненадежными компаниями-аутсорсерами. В данный момент специалисты «Семаргла» проводят ревизию пула подрядчиков, составляют рейтинговую таблицу, чтобы спрогнозировать риски компании. Есть, конечно, другой вариант решения проблемы поставок комплектующих – стать производством полного цикла, но подобный сценарий слишком затратный и является актуальным только для крупносерийного производства. Но есть и третий путь. На наш взгляд, он заключается в создании независимой ассоциации, своего рода координационного центра, объединяющего подрядчиков и заказчиков. Ассоциация составит рейтинги компаний, консолидирует, обработает, а затем распределит заказы по проверенным компаниям и проследит за исполнением всех сроков. Я думаю, что многие производители поддержат нашу идею, ведь отдать производство части компонентов на аутсорсинг гораздо выгоднее и быстрее, нежели производить каждую деталь самим. Степень загруженности того или иного подрядчика определит софт и специальное оборудование, в данный момент специалисты «Семаргла» разрабатывают его техническую часть. На выходе мы получим нечто похожее на продукт компании «Солвер» – систему «Навиман».
Действующий макет транспортной складской системы собственного производства Tagarka

– Как предлагается в рамках ассоциации осуществлять контроль за подрядчиками и за их производством?

– Производительность и загруженность оборудования можно определить, снимая данные с ERP-системы. Анализ данных по RFID-меткам определяет транспортные и логистические потоки того или иного подрядчика. В общем, ассоциация и ее IT инструменты обезопасят заказчиков от рисков и наладят конструктивный диалог с подрядчиками.

– А в чем мотивация для подрядчика?

– В первую очередь – загрузка производственных мощностей на максимум и желание зарабатывать больше. Это очевидно. В этом суть бизнеса. К тому же ассоциация составит рейтинг и поднимет имидж подрядчика, при его эффективной работе. Предполагается сбор с членов ассоциации денежных взносов, из этих средств будут осуществляться расходы на поддержку деятельности организации и на выплату штрафов за срыв сроков проектов. Также предусмотрен механизм страхования заказа. Подрядчик, несколько раз сорвавший сроки выполнения заказов, будет исключен из ассоциации, что, безусловно, повлияет на его репутацию.

– Но где гарантия, что эта ассоциация будет эффективно выполнять свои функции, сможет быть оперативной и непредвзятой в принятии решений?

– Если ассоциация не будет эффективной, она потеряет деньги – попросту прогорит на выплате штрафов. Если бизнес-процессы между инжиниринговыми компаниями и подрядчиками пройдут гладко и точно в срок, то деньги (те самые членские взносы) останутся в ассоциации для внутреннего распределения. Это финансовый пряник. Но, безусловно, миссия ассоциации гораздо шире получения прибыли, в первую очередь это оказание компаниям экспертной и логистической поддержки, а также формирование профессионального сообщества. На мой взгляд, другой альтернативы нет. Для реализации пилотного проекта ассоциации мне видится оптимальным решением создание технопарка (несколько предприятий, собранных в одном месте, с минимальным транспортным плечом). Ассоциация может управляться людьми, которые будут пользоваться информационными решениями, а может быть полностью автоматической – глобальной программой, осуществляющей подбор заказчиков-исполнителей под ключ. В любом случае проект ассоциации – это, безусловно, продукт, соответствующий стандартам Индустрии 4.0.

Версия для печати
Авторы: Павел КИРИЛЛОВ; Фото Владислав ИЛЬЯШЕНКО
Разместить ссылку на: 


Добавить комментарий

Автор: *
Тема: *
Код c
картинки: *

Коментарий: