Сергей Сухов: Основной тренд – промышленная автоматизация

В прошлом году на выставке «Металлообработка» значительный интерес посетителей стенда корпорации «Пумори» вызвал продукт компании «Пумори-северо-запад» – система удаления стружки и подготовки СОЖ Accustrip. Спустя год на «Металлообработке 2017» этот продукт повторил свой успех. «Пумори-северо-запад» также представила на выставке оборудование для обработки листа, труб, профиля (DAVI Promau, PEGAS GONDA, CMS Tecnocut), макет гибкой производственной системы Fastems, металлорежущий и вспомогательный инструмент российского производства (Пумори, НИР, СКИФ-М).

О трендах в мировом и отечественном станкостроении и о роли инжиниринга в развитии отрасли главный редактор «Умпро» Геннадий Климов беседует с генеральным директором ООО «Пумори-северо-запад» Сергеем Суховым.

Сергей Сухов– Сергей Борисович, поделитесь своими впечатлениями о выставке «Металлообработка 2017». Заметна разница с прошлогодней?

– К сожалению, из-за плотного графика работы на выставке не было возможности ознакомиться со всей ее экспозицией. Так что скажу только об общих впечатлениях от того, что успел увидеть. Итак, если судить хотя бы по утренним длинным очередям на входе, на сей раз выставка собрала гораздо больше участников и посетителей, чем в прошлом году. Но при этом к стенду в основном приходят те заказчики, которых мы сами приглашали заранее. Я давно участвую в выставках и понимаю, что новых серьезных заказчиков на таких мероприятиях едва ли приобретешь. На них можно продавать стандартное оборудование, например, ленточные пилы, поскольку компетенция принятия решений об их покупке – это уровень заводских отделов закупок. Что же касается более крупных и значимых поставок, то это компетенция топ-менеджмента компаний и здесь, на выставке, обычно завязываются знакомства и ведутся лишь предварительные переговоры, например, с главными технологами, главными инженерами потенциальных заказчиков. И если получится их всерьез заинтересовать, то уже через год, два или три эти намерения сотрудничать могут перерасти в конкретные проекты. У нас сейчас реализуется несколько проектов, начало которым положило состоявшееся два-три года назад на выставке знакомство с руководителями среднего звена компаний – наших нынешних заказчиков.

Вообще, выставки сегодня – это в большей степени имиджевые мероприятия, участие в которых подтверждает устойчивость вашего бизнеса. В самом деле, ведь если предприятие-поставщик не участвует в знаковой выставке, это тут же всех насторожит. Если же компания не поскупилась на аренду места под просторный стенд, разместила на нем несколько видов оборудования, это расценивается как свидетельство ее финансовой устойчивости и уверенных перспектив, а значит, с ней можно иметь дело.

– Стенд «Пумори» на «Металлообработке 2017», где представлена продукция подразделений корпорации, в этом смысле вполне успешно работает на ее имидж. Какое станочное оборудование поставляет «Пумори-северо-запад»?

– Наш основной поставщик – японский концерн «Okuma», один из крупнейших мировых производителей металлорежущего оборудования. Мы с ними работаем 20 лет. Также поставляем прецизионное шлифовальное оборудование Okamoto, продукцию индийской корпорации «ACE» и японской Toshiba. Кроме того, у нас представлена достаточно большая линейка заготовительного оборудования: гидроабразивные установки CMS Tecnocut, листогибочное оборудование от итальянской компании DAVI и чешские ленточнопильные станки Pegas Gonda. И, конечно, продукты компании Fastems. Мы очень дорожим нашим сотрудничеством с этой финской компанией – ведущим интегратором открытых систем, производителем средств автоматизации с мировым именем. У нас с ней давние партнерские связи. Компания присутствует на российском рынке с начала 1980-х годов, она осуществляла поставки своих продуктов на АвтоВАЗ и в другие крупные компании. Fastems долго ждала, пока российский рынок дозреет до широкого спроса на ее продукты, создающие оптимальные условия для использования современных принципов управления и организации производства в металлообработке. И сейчас продажи идут по нарастающей. Нашим финским партнерам очень удобно, что в России есть компания, которая представляет их интересы. За годы сотрудничества мы наработали компетенции в сфере автоматизации – по самостоятельному монтажу и запуску оборудования Fastems, что достаточно сложно, по его обслуживанию, можем даже принимать участие в его модернизации.
Макет гибкой производственной системы Fastems (Финляндия)

– «Пумори» производит и собственную продукцию…

– В составе нашей корпорации есть в Екатеринбурге компания «Пумори-инжиниринг инвест», там собирают станки «Okuma» эконом-серии. В этом году одну модель из этой линейки – Genos L-300М – Минпромторг России включил в реестр российской продукции. На пермской площадке корпорации – на предприятии «Урал-инструмент-Пумори» – будут собирать из индийских машинокомплектов фрезерные обрабатывающие центры «АСЕ». Эти станки эконом-класса тоже востребованы на рынке и достаточно успешно продаются. На российском рынке хорошо известен вспомогательный инструмент Пумори, его в корпорации производят более 25 лет.
Токарный станок производства Okuma-Pumori (модель Genos L-300 M) включен Минпромторгом в реестр российской продукции

– А на внешние рынки «Пумори» выходит?

– На экспорт корпорация поставляет вспомогательный инструмент: оправки, патроны. Этот продукт продаем в Европе. К слову, корпорация «Пумори» – постоянный участник международных выставок EMO. Бывало, что мы оказывались единственными представителями России на этой самой крупной и влиятельной выставке в мире станкостроения, металлообработки и средств оптимизации производства. У «Пумори» всегда есть там свой стенд.

– Спектр экспертных оценок сегодняшнего состояния национальной промышленности – от оптимистичного «растем!» до безнадежного «застой, все пропало!» Вам какая позиция ближе? Что вообще, на ваш взгляд, сейчас происходит в нашей индустрии?

– Наверное, не будет ошибкой сказать, что сегодня практически вся отечественная металлообработка, все машиностроение живет преимущественно за счет бюджетных средств. В структуре этой отрасли преобладает сектор оборонки – выполняющие заказ госкорпорации ОПК и частные компании, выпускающие комплектующие по их заказам. В этой сфере, как известно, реализуются ФЦП, направленные на модернизацию. Тенденции роста отечественного станкостроения опять же во многом вызваны бюджетными вливаниями в эту отрасль в рамках федеральной программы ее развития. Финансирование по всем этим программам было весьма существенным, по крайней мере, если судить по улучшению состояния дел у многих наших заказчиков. Предприятия переоснастились, закупили много хорошего оборудования. Потом «вдруг» выясняется, что обновление парка оборудования не привело автоматически к росту производительности. И вот тогда на предприятиях начали задаваться вопросами по поводу эффективности производственных процессов. И приходить к пониманию, что нужно не просто покупать оборудование, а уже заранее, до его приобретения, задумываться о том, насколько эффективно оно будет применяться. На Западе механообрабатывающее машиностроительное предприятие имеет выработку 200-300 тысяч евро на человека в год, а для нас хороший результат – это 2 млн рублей в год. Разница многократная. Здесь, на мой взгляд, основным вызовом для нашей индустрии становится осуществление процессов промышленной автоматизации, прежде всего в мелкосерийном и многономенклатурном производстве. Здесь речь не просто об организации производства – она ведь является лишь частью этого процесса автоматизации, хотя и весьма существенной. Понятно, что не все процессы можно автоматизировать, не все процессы будут в результате эффективными. Некоторые механообрабатывающие операции можно оставить и на универсальном оборудовании, но основная их часть, если это делается на многооперационных станках, безусловно, должна быть автоматизирована.
Листогибочное оборудование DAVI Promau (Италия)

– Мне иногда кажется, что основная проблема даже не в автоматизации. Потому что на большинстве наших предприятий оперативное или производственное время, когда станки крутятся, в реальности в лучшем случае достигает 30%. А все остальное – это потери…

– Да, это перестановки, переналадки, перезагрузки программ. Это то, что большей частью зависит от конкретного рабочего. Но также есть вещи, которые на заводе не выстроены в плоскости организации производства: в нужный момент не находится нужный резец, не поступили нужные заготовки, нет необходимого приспособления… То есть заказ предприятие получило, а о том, чтобы обеспечить необходимыми ресурсами своевременное и качественное его выполнение, никто не позаботился. Эти функции берет на себя автоматизированная система управления. При получении заказа система подскажет, что нет нужных заготовок, приспособления, инструмента, управляющей программы, а при получении информации о их наличии поставит заказ в очередь и рассчитает время его изготовления. Автоматизация  направлена именно на минимизацию простоев оборудования. Станок должен резать, а вся подготовка производства и вспомогательные операции проводятся вне станка.

– А ваша компания делает комплексные проекты по модернизации?

– Да, мы делаем и комплексные проекты, и локальные – для отдельных участков. У нас наработан опыт реализации локальных модернизационных проектов. Мы также разработали уже целый ряд очень интересных комплексных проектов по заказам предприятий, но до их реализации дело пока не дошло. Для работы над такими проектами у нас обычно создается некое подобие рабочих групп из специалистов, владеющих разными компетенциями. Ведь комплексный проект включает в себя и регламентацию работы конкретного металлорежущего оборудования, и решение технологических задач, и внедрение системы автоматизации, и сервис, который должен обеспечить это все не только с точки зрения запуска, но и с точки зрения модернизации станков для конкретных задач. Допустим, для изготовления какой-то определенной детали с заданными техническими параметрами к станку требуется подвести гидравлику или обеспечить взаимодействие станка с роботом-манипулятором, который будет в него загружать детали и выгружать их. Вот и получается, что к этому проекту привлекаются практически все специалисты компании.
Ленточнопильное оборудование PEGAS GONDA (Чехия)

– Стимулировать творческий коллектив – это сложнейшая задача. Как организуется рабочий процесс в таких группах? У них коллективный подряд?

– Что касается организации рабочего процесса, то здесь я – сторонник импровизации. А если говорить о стимулировании, то мера успеха любого бизнеса – это всегда деньги. В любом проекте осуществляется расчет его стоимости, определяется его рентабельность, которая складывается из определенных составляющих. Обычно еще на начальной стадии работы над проектом ее участники из разных структурных подразделений договариваются между собой о принципах оплаты конечного результата. Эта договоренность может быть закреплена соответствующим приказом, а может оставаться неформальным «джентльменским соглашением», которое обязательно будет соблюдено. Таким образом, люди заранее знают, какой бонус они получат, реализовав этот проект.

– Вызовы, которые для нашей промышленности несет в себе «Индустрия 4.0», заставляют инжиниринговые компании активно внедрять релевантные инженерные подходы. Например, анализ больших данных – Big data. Производство – это всегда огромные массивы данных, и ведущие инжиниринговые компании уже сейчас задумываются об использовании специального алгоритма больших данных…

– Эти алгоритмы, и не на уровне ощущений, а на уровне промышленной логики, прописаны в системе управления MMS компании Fastems. Она основана на многолетнем практическом опыте и успешно функционирует в тысячах гибких производственных систем по всему миру. Но сегодня, конечно, нужно идти дальше – прописать промышленную логику управления производством, связать воедино все технологические процессы и операционные переделы, от конструирования до отгрузки готового изделия.

– Мне кажется, что это реально. Ведь идеи создания гибких систем и гибких цехов обсуждались еще лет 40 назад. Например, в 80-е годы прошлого века в Твери (тогда – Калинине) планировалось построить завод-автомат по производству штампов. Это было время, когда компьютеров еще толком не было, а уже ставились такие задачи.

– А в Санкт-Петербурге на заводе «Знамя Октября» в 1984 году были установлены две гибкие производственные системы компании Fastems (тогда еще она называлась Valmet). Так вот, завод давно сменил название, а системы по сей день работают, причем на тех электронных средствах, что были тогда, они чуть ли не ламповые. Одна система – для токарного оборудования, вторая – для фрезерного. Конечно, ни производительность оборудования, подключенного к системе, ни сама система уже не отвечают современным требованиям, но она работает, и предприятие выпускает годную продукцию. И поэтому для завода выбор – демонтировать устаревшую, но функционирующую систему или продолжать ее использовать – является трудным делом.

– Журнал «Умное производство», кстати, отметивший в дни работы выставки «Металлообработка 2017» свое десятилетие, приводит в экспертных статьях множество аргументов в пользу того, чтобы отечественные промышленные компании не медлили с модернизацией и с переходом на стандарты, задаваемые «Индустрией 4.0»!

– Поздравляю журнал «Умное производство» с таким замечательным юбилеем! Кстати, в прошлом году мы отмечали 10 лет компании «Пумори-северо-запад». Мы ведь понимаем, что сегодня означает для коммерческого предприятия дожить до 10-летия работы на российском рынке. Это достойно уважения. Если выжили, то дальше все будет хорошо. Журнал интересный, всегда его пролистываю, прочитываю то, что интересно. Желаю успехов вашему коллективу!

Версия для печати
Авторы: Подготовила Галина ТАРАНОВА; Фото - Владислав ИЛЬЯШЕНКО
Разместить ссылку на: 


Добавить комментарий

Автор: *
Тема: *
Код c
картинки: *

Коментарий:
Автор: Василий Селезнёв (26.03.2018 22:09:39)
Тема: гибкие производственные системы
Болтовни много. Но не названо ни одной гибкой производственной системы созданной в стране. Позор!!! Задача о повсеместном создании гибких производственных систем была поставлена ещё в СССР Черненко.Но Черненко был отравлен и о гибких производственных системах наглухо позабыли. Путин только разрушает и уничтожает. За это лично я считаю его хуже Гитлера. Страна сильна экономикой. Если экономика не просто находится в застое, но и целенаправленно уничтожается, то ни о какой силе страны не может быть и речи. О сильной стране в данном случае могут глаголить только дебилы и непримиримые враги. Другого не дано.