ПНППК: стратегия и слагаемые успеха

Пермская научно-производственная приборостроительная компания по итогам конкурса 2009 года во второй раз стала лауреатом премии Правительства РФ в области качества. В первый раз компания получила премию в 1999 году. За прошедшие годы предприятие твердо встало на путь устойчивого развития, не пошатнувшись даже во время кризиса. Грамотно выстроенная стратегия, использование разнообразных современных инструментов менеджмента, инновационный путь развития сделали компанию образцовой организацией, чей опыт представляет большую ценность для тех предпринимателей и топ-менеджеров, кто стремится не только к получению прибыли сегодня, а задумывается о долгосрочном и стабильном развитии своего предприятия. О том, как ПНППК идет к намеченной цели, какие средства использует, на чем строится уверенность руководства в успехе, – нам рассказал генеральный директор компании Алексей Андреев.
 
– Сегодня слова «модернизация» и «инновации» стали ключевыми в президентской программе развития экономики. Как получилось, что вы выбрали этот вектор движения еще в 2000 г.?

– На самом деле это произошло гораздо раньше – в середине 90-х. Ситуация тогда была очень тяжелой: изменилась система управления промышленностью, резко сократились госзаказы, и мы поняли, что придется развиваться самим, не надеясь ни на кого. Начали с того, что были выделены ключевые компетенции, проведена реструктуризация предприятия. Мы не хотели отказываться от своей специализации и стали искать новые, необоронные, сферы применения наших изделий. Понимая, что технический прогресс не стоит на месте, начали изучать передовой международный опыт. Причем прежде мы делали то, что проектировали сторонние НИИ и КБ, с этого времени – взяли курс на собственные разработки.
Задача состояла в том, чтобы наши изделия обеспечивали высокую точность позиционирования для любых движущихся объектов. Все производство, как говорится, было «заточено» под это дело. Поэтому наши специалисты стали изучать, как идет развитие в области конструирования и производства гироскопических систем. Посмотрели патенты разных стран и увидели, что наиболее интенсивно развивается оптоволоконное направление.
Волокно имеет удивительные свойства, при его помощи можно измерять практически все физические величины. Создается такая конструкция волокна, которая превращает его в датчик, позволяющий измерять температуру, давление, вибрации, напряженность поля. На базе оптических волокон можно создать не только гироскопы, акселерометры, сейсмодатчики, но и целые системы телеметрии, мониторинга для любых объектов. Здесь мы и увидели перспективы развития новейших конструкций навигационных систем.

– Вас не пугал риск? Ведь вы вкладывались в голую идею в условиях почти полного развала России.

– Мы подошли к этому очень основательно: провели серьезные исследования, по итогам которых сделали доклад в Академии наук. Они позволили выделить 11 направлений развития гироскопов и сделать вывод о том, что перспективными являются оптоволоконные системы. Академик Б.Е. Черток тогда сказал, что наша компания сделала то, за что и в советское время никто не брался. Выводы наших специалистов подтвердили исследования Драйперовской лаборатории (США), показавшей, что оптоволоконные системы доминируют, за ними идет микромеханика, но она никогда не даст той прецизионной точности, на которую способно волокно. Стало понятно, что надо идти именно этой дорогой.
Однако производство датчиков не очень благодарная работа. Если сравнить эффективность вложений и сложность конструкции, то окажется, что вкладываться в датчики невыгодно – себестоимость их высока. Гораздо эффективнее создание систем. В мире многие идут именно таким путем: покупают все, что нужно, и интегрируют системы. Но это хорошо, когда тебе продают компоненты. А если нет? Поэтому у нас была задача – создавать, с одной стороны, системы, с другой – нужные нам датчики. Основная сложность заключается в технологии. Поэтому технология стала для нас первоочередной задачей.

– Но ведь можно было взять технологию за рубежом?

– Это не так просто. Мы постарались объехать места, где производят аналогичную продукцию, и посмотреть все, что нам смогли показать. Дело в том, что открыты только базовые технологии, а волоконные датчики имеют много компонентов на наноуровне: специальные газы, легирующие добавки, особые связующие и покрытия. Все эти тонкости являются «ноу-хау» и поэтому строго засекречены. Пришлось идти своим путем, подключать научно-исследовательские институты, проводить анализы и испытания. Сейчас мы добились многого. Наши коллеги за рубежом говорят, что они еще нигде не видели полного цикла – от разработки до производства, а мы пытаемся все сделать в комплексе.
С развитием производства стоимость датчиков должна снижаться. Этот процесс набирает силу очень медленно, если судить по диаграмме снижения стоимости датчиков и повышения их точности. По точностным характеристикам мир выходит на те сроки, что были спрогнозированы, по стоимости – нет. Несмотря на дороговизну, множество систем – и космических, и наземных, и воздушных, и морских – уже делаются с волоконными гироскопами. Перспектива расширения производства и снижения стоимости просматривается.

– Что вам помогает создавать оптоволоконные датчики в относительно короткие сроки?

– Мы называем себя научно-производственной компанией с 1997 г., и не только называем. Именно с тех пор, как появились на горизонте оптоволоконные датчики, мы поняли, что без науки ничего не сделаешь, и постарались найти себе союзников и партнеров, владеющих необходимыми знаниями. Поэтому у нас в совете директоров, помимо представителя Рособоронэкспорта, ректор технического университета и два академика, один из которых – Е.М. Дианов, известный специалист в области квантовой электроники и физики твердого тела. Чтобы приобрести такие знания, как у него, действительно нужна жизнь. Сегодня Е.М. Дианов создает на нашей базе научную школу.

– Используете ли вы технические и технологические российские наработки?

– Волоконной оптикой у нас в стране занимаются пока только в области связи, причем работают в основном на импортных материалах. Е.М. Дианов убеждает, что нам нужно создать свое производство оптических волокон. Пока его никто не слышит. Связисты говорят, что в этом нет необходимости, когда можно купить волокно и создать все, что нужно. Поэтому серьезных разработок в этой области немного. Можно назвать разве что фирму В.П. Гапонцева во Фрязино, где делают оптоволоконные лазеры. У нас – особые цели. Мы создаем специальные оптические волокна для специальных датчиков. Раз в два года на нашей базе Е.М. Дианов проводит всероссийскую конференцию по волоконной оптике. На конференцию съезжаются все, кто так или иначе занимается волокном. Здесь можно почерпнуть многое. Я рад, что было принято решение «прописать» эту конференцию на территории Пермского края. Серьезные работы по созданию систем мониторинга на базе волоконных технологий ведутся академиком В.П. Матвеенко, директором института механики сплошных сред.

– Вы начали выпускать изделие, которого в России не было, и первыми заговорили о создании промышленного кластера. Как появилась эта идея?

– Кластер, по одному из определений, группа компьютеров в сети, объединенных высокоскоростными линиями связи для решения конкретной задачи. По аналогии мы строим и свой кластер. Сегодня в области волоконной оптики нами охвачен лишь небольшой участок. Если представить себе большую площадь в виде шахматной доски, где располагается все, что связано с производством и применением оптического волокна, то мы занимаем в ней квадрат максимум из четырех клеток. Наша стратегическая задача – наиболее эффективно использовать площадь этого квадрата, создав кластер из учебных, производственных и научно-исследовательских единиц, тесно связанных между собой для достижения определенных целей.
Программа создания кластера рассчитана до 2020 г., сейчас она реализована практически наполовину. Это хайтек-территория, где делаются нужные и новаторские, но очень дорогие продукты.
Пермский государственный технический университет имеет на нашей территории исследовательскую лабораторию. В ПГТУ открыли новую специальность по фотонике. Студенты проходили у нас практику и произвели очень хорошее впечатление. Набран и новый курс. Один день в неделю занятия проходят на предприятии. Сейчас, поскольку наши организации расположены рядом, мы ведем переговоры с университетом и будем строить переход из здания в здание.
В техническом университете планируется создание факультета оптоэлектронного приборостроения. Уже есть две базовые кафедры: кафедра ИВК (измерительно-вычислительные комплексы), где мы готовим своих гироскопистов, и кафедра фотоники. Мы ставим перед собой задачу, объединившись с университетом, остаться в центре города, чтобы всем было удобно.

– Как вам удается находить средства для осуществления ваших планов? Помогает ли государство?

– Тот, кто занимается промышленным бизнесом, должен очень серьезно относиться к своему делу и не уповать на государство. Сейчас немало людей, которые говорят: вот у меня есть идея, дайте деньги – и я в чистом поле вам сделаю то-то и то-то. Деньги надо просить под что-то реальное. С возвратом. С обоснованием. Помогать можно и нужно чему-то. Если это что-то уже есть и имеет перспективу развития, любой инвестор захочет поучаствовать.
Я считаю, что для решения стратегических задач нужно соблюсти три условия. Одно из них – создание сообщества, которое должно генерировать какой-то продукт, какой-то доход. Эти деньги нужно зарабатывать сегодня, завтра, послезавтра. Второе условие: надо создать комфортные условия для тех, кто работает. Люди должны быть уверены, что эти условия сохранятся сегодня, завтра, послезавтра. Третье: когда вы работаете на рынке, надо понимать, что рынок – это не только сам продукт, но и внешняя среда, которая должна вас принять. Вы должны быть экологически чистыми. Если этого не соблюдать, среда вас уничтожит. И еще вы должны быть лояльны к власти, содействовать развитию территории.
Названные условия должны вписываться в стратегию бизнеса, причем надо учитывать, что первые два условия могут конфликтовать друг с другом. С точки зрения капиталистической первое условие – зарабатывание денег – главное, с точки зрения социалистической важнее второе, т.е. комфортные условия для персонала. Мы уже поняли, сколько хлопот приносят действия, когда с людьми поступают не лучшим образом: сокращают персонал, убирают целые производства. Мы все это пережили. Внешние условия диктуют наше поведение, а существующие законы ограничивают. Нужно сегментировать не предприятие, отрезая от него куски, а рынок, находя такие ниши, которые будут спасать предприятие, если какая-то из завоеванных ниш закроется.

– А как вы относитесь к системе менеджмента качества по ИСО серии 9000 и другим аналогичным системам?

– Я считаю, что без этого жить нельзя. Мы еще до ИСО 9000 серьезно занимались вопросами управления предприятием. Была у нас КС УКП (комплексная система управления качеством продукции), работали над идентификацией процессов, так как считали, что пока процесс не идентифицирован, им нельзя управлять. Но подчеркиваю: нам важны результаты. А если подойти к внедрению неформально, то они будут. СМК помогла нам вдвое увеличить точность систем навигации самолета без изменения конструкции приборов, только за счет совершенствования процедур. Посмотрели статистику, кривую распределения Гаусса и поняли, что требования надо ужесточать. Приехали к генеральному конструктору системы навигации, предложили изменить требования к ряду параметров. Естественно, он спросил, за счет чего повышается точность, потребовал отлетать на самолете. Отлетали, проверили. Генеральный конструктор согласился. Знаете, чего мы этим добились? Отсекли конкурентов. Они так не могут. Сегодня можно купить любое оборудование, но если не будет персонала, который умеет с ним работать и управлять процессом, – ничего не будет.
Стандарты ИСО серии 9000 – это концентрированный опыт компаний разных стран. Они появились, когда люди поняли, что не измерения и контроль управляют процессами – ими управляют люди. Стандарты предлагают лишь стандартную технологию управления со всеми необходимыми требованиями и функциями, которые могут дать хороший результат. Но стандартная технология – это далеко не все. Возьмем, например, «Тойоту». В чем ее преимущества? Менеджеры компании создали внутреннюю систему, которую никто и никогда не сможет воспроизвести в деталях. Они увязали свои процедуры со стандартами, стабилизировали качество и стали им очень четко управлять, благодаря чему снизили все издержки.
Кроме «Тойоты», есть всего несколько десятков брендов, гарантирующих качество, и это благодаря внутренним системам, которые в общих чертах, именно в общих, воспроизведены в международных стандартах. Однако каждая система индивидуальна. Все, что мы делаем в направлении повышения качества, приносит пользу. Поэтому мы получили премию правительства.

– Алексей Гурьевич, заинтересовался ли кто-нибудь вашим опытом выстраивания стратегии успешного развития предприятия?

– Когда обращаешься к чужому опыту, надо знать, что ты хочешь получить, копировать бесполезно. Ведь можно даже не заметить глубинной сущности того, что происходит в той или иной компании. Например, некоторые наши сотрудники, побывавшие в Японии, говоря об опыте японцев, отмечают высокий уровень технологии, организации производства и управления, сетуют на то, что нам такого не достигнуть, но в то же время замечают, что к людям там относятся потребительски, по-капиталистически. Я с этим не согласен. Возьмем, например, компанию «Фанук». Это высокоинтеллектуальный кибернетический парк, где для работающего человека созданы все условия: природная среда, территория, места отдыха, медицинское обслуживание и т.д. Япония восхищает меня своими достижениями. Мы говорим об использовании каждого квадратного метра только для производства, а в маленькой густонаселенной Японии не жалеют места для садов и парков, пусть небольших, но ухоженных и красивых. Что это, как не внимание к человеку? Для меня опыт компании «Фанук» – эталон рационального предпринимательского подхода к организации бизнеса.
Надо привыкнуть к тому, что каждый работник – своего рода индивидуальный предприниматель. Он продает свои возможности, способности, свой труд и хочет на этом заработать. Причем он должен подходить к своей предпринимательской деятельности ответственно. Люди, работающие в любом проекте, должны понимать, что если проект ничего не генерирует, то деятельность их бессмысленна. Их задача не ждать приказов сверху, а вкладывать свою мысль в общее дело, но в то же время они должны делить риски с теми, с кем работают, в том числе с руководством. Руководство должно обеспечивать такие условия работы и жизни, чтобы процесс продажи труда был хорошо организован, чтобы труд ценился по достоинству, а окружающая среда вызывала желание жить и работать в ней.
Наша задача – создать такую площадку, куда молодежи хотелось бы идти работать, а не просто заколачивать деньги. Чтобы молодой человек пришел на предприятие, посмотрел – и ушел завороженный, с желанием прийти сюда снова. Поэтому думаем начинать со школы и постепенно приобщать детей к делу.
Мы должны создать некий конденсатор-накопитель профессионалов нового типа, чтобы люди, попадая в него, знали: здесь они получат все для интеллектуального развития: знания, социальные блага, интересную работу. Строя свой кластер, мы пытаемся по возможности воплощать в жизнь все, о чем мечтаем. У нас есть идея создать прямо внутри кластера детский сад, чтобы родители, придя на работу, могли ни о чем не беспокоиться. Хотим открыть кафе, где можно посидеть с друзьями. Тогда люди, находясь на территории, будут понимать, что это их территория, и не захотят отсюда уходить. Между прочим, это подсказывает чужой хороший опыт. Если кто-то захочет присмотреться и к нашему опыту – буду рад.
 
Справка

Андреев Алексей Гурьевич, кандидат экономических наук, генеральный директор Пермской научно-производственной приборостроительной компании, член Экспертного совета журнала «Умное производство». Заслуженный экономист Российской Федерации. Родился в 1947 году в городе Уфе. В 1965 году окончил Уфимский статистический техникум, в 1977 году Пермский политехнический институт по специальности инженер-экономист. На Пермском электроприборном заводе (ныне ОАО ПНППК) прошел путь от слесаря до генерального директора. С 1993 года по настоящее время генеральный директор ОАО «Пермская научно-производственная приборостроительная компания» (ОАО ПНППК). Награды: Орден Петра Великого I степени, Орден Дружбы. Лауреат премии Правительства РФ в области науки и техники, Почетный авиастроитель, Почетный гражданин города Перми.
 
Справка

Премия Правительства Российской Федерации в области качества
Премии Правительства Российской Федерации в области качества присуждаются ежегодно на конкурсной основе организациям за достижение значительных результатов в области качества продукции и услуг, обеспечения их безопасности, а также за внедрение высокоэффективных методов менеджмента качества. Премии Правительства Российской Федерации в области качества учреждены постановлением Правительства Российской Федерации от 12 апреля
1996 г. №423.
Премии по качеству обеспечивают их лауреатам имидж лидера, репутацию надежного производителя высококачественной и конкурентоспособной продукции или услуги, способствуют привлечению новых партнеров и заказчиков, сохранению и увеличению существующей доли рынка, ведут к росту прибыли и, соответственно, открывают новые деловые возможности.
Премии присуждаются следующим категориям конкурсантов:
- организации с численностью работающих не более 250 человек;
- организации с численностью работающих от 250 до 1000 человек;
- организации с численностью работающих свыше 1000 человек.
В основу модели премий заложены принципы всеобщего менеджмента качества:
- ориентация на потребителя;
- лидерство руководства и последовательность в достижении целей;
- менеджмент на основе понимания процессов и фактов;
- вовлечение персонала;
- непрерывная познавательная деятельность и инновации;
- развитие партнерства;
- взаимодействие с обществом;
- ориентация на результаты.
Каждая организация, представившая на конкурс свои материалы, получает их объективную оценку группой экспертов по оценке участников конкурса на соискание премий Правительства Российской Федерации в области качества. Эта оценка представляется в виде экспертного заключения, содержащего отмеченные экспертами сильные стороны деятельности организации, области, где можно ввести улучшения, а также балльную оценку, которая позволит конкурсанту сопоставить свой уровень с уровнем победителей.
Премии Правительства Российской Федерации в области качества присуждаются постановлением Правительства. Церемония награждения лауреатов премии проходит в торжественной обстановке в Доме Правительства Российской Федерации. Награды руководителям организаций-лауреатов вручают Председатель Правительства Российской Федерации или его заместитель.
Лауреаты получают право использования эмблемы премии в своих рекламных материалах. Кроме лауреатов по итогам конкурса определяются также организации, которые за успехи в области качества награждаются дипломами Совета по присуждению премий Правительства Российской Федерации в области качества. Даже не участвуя в конкурсе, любая организация – на каком бы уровне развития она не находилась, может применять критерии премии для самооценки. Это позволит ей получить всестороннюю картину своей деятельности, оценить, насколько деятельностью предприятия удовлетворены потребители, персонал, поставщики, общество, и на этой основе определить приоритетные направления совершенствования.
 
Экспертное мнение

О получении Премии Правительства Российской Федерации в области качества ОАО «ПНПКК» редакции журнала рассказал директор по качеству, начальник отдела управления качеством Пермской научно-производственной приборостроительная компании Андрей Владиленович Смольяков.

– Андрей Владиленович, за какие достижения Вашей компании была присуждена Премия Правительства Российской Федерации в области качества?

– Как сказано в Постановлении Правительства РФ от 5 августа 2010 года №604 «…за достижение значительных результатов в области качества продукции и услуг и внедрение высокоэффективных методов менеджмента качества…».

– Как компании удалось стать лауреатом Премии Правительства РФ в области качества дважды?

– В соответствии с условиями участия в конкурсе организации-лауреаты имеют право на участие в конкурсе не ранее, чем через пять лет после присуждения премии. Мы впервые стали лауреатами в 1999 году в 3-м конкурсе, повторно – в 2009 году, соответственно в 13-м. В этом году проводится уже 15-й конкурс.

– Как повлияло присуждение Премии Правительства РФ в области качества на работу компании и ее имидж?

– Нас в первую очередь интересует не имиджевая составляющая, а сам процесс составления отчета, по которому на начальном этапе оценивают предприятие. Отчет по самооценке создается предприятием по критериям (их восемь) с разбивкой на составляющие критериев (их тридцать два). Рекомендации по самооценке являются, по сути, калькой с Модели делового совершенства Европейской премии по качеству. Таким образом, критерии премии – это канва развития современного европейского предприятия. Очень важно, что при составлении отчета по самооценке не менее 30-40 руководителей и специалистов руководствовались критериями премии. А вообще, мы проводим самооценку каждые 2 года, и постоянно участвуем в конкурсе, проводимом РОР ПК «Сотрудничество». С этого года – это премия губернатора Пермского края. Немаловажно и то, что компанию в заключение очно оценила комиссия из 4 высококвалифицированных экспертов.
А что касается имиджевой составляющей – о премии Правительства Российской Федерации знают. Мы получили в течение месяца после выхода Постановления поздравления от большинства наших партнеров.

– Оправдывает ли Премия Правительства РФ в области качества те надежды, которые на нее возлагаются?

– Наши надежды оправдываются – мы считаем необходимым постоянное участие в премиях как региональных, так и федеральных. Сейчас мы подали заявку и направили материалы для участия в конкурсе премий в области качества стран СНГ.
 
Справка

Смольяков Андрей Владиленович
Директор по качеству – начальник отдела управления качеством ОАО «Пермская научно-производственная приборостроительная компания». Родился 31 октября 1955 года. В 1978 году окончил Куйбышевский авиационный институт. В 1978-1995 гг. работал в ОАО «ПАО «Инкар», с 1996 г. работает в ОАО «ПНППК». Эксперт премий Правительства РФ в области качества с 2000 г. Эксперт «Военного регистра» с 2001 г.

Версия для печати
Авторы: Интервью Алексея Андреева журналу «Умное производство»
Разместить ссылку на: 


Добавить комментарий

Автор: *
Тема: *
Код c
картинки: *

Коментарий: