Владимир Васильев: "История дала нам шанс"

Каков выбор нации: сырьевой придаток Запада или сильная индустриальная держава?

Председателя Комитета по безопасности Государственной Думы РФ Владимира Васильева по праву считают одним из самых системных российских политиков. Его работа, связанная с обеспечением безопасности нашей страны как в военном, так и в экономическом аспектах, уже принесла весомые, ощутимые плоды. Сегодня перед нашей страной встают новые вызовы. О путях их преодоления и о том, на чем будет строиться концепция нашей глобальной безопасности, с Владимиром Васильевым беседует главный редактор журнала "Умное производство" Геннадий Климов.
 
Владимир Васильев- В последнее время из уст представителей американской дипломатии стали раздаваться странные высказывания о том, что природные богатства Сибири надо оценивать как общемировые ресурсы и, следовательно, их надо разделить между всеми мировыми державами. А в продолжение этой темы начал звучать даже такой вопрос, что в принципе стоит готовиться и к войне с Россией за обладание этими ресурсами. Насколько серьезно стоит относиться к подобным высказываниям и как их расценивают в Комитете Государственной Думы по безопасности, который вы возглавляете?
 
Для нашей страны развал СССР привел к тому, что армия и военная промышленность, да и вся экономика, попали в очень сложное положение. Наши Вооруженные силы оказались в небоеспособном состоянии, это подтвердилось тем, что операцию по противодействию терроризму в Чеченской Республике мы решали длительное время. Но беда - хороший учитель, только безжалостный

- Да, действительно, по этому вопросу есть озабоченность. Негативные высказывания в адрес России на Западе особенно участились в связи с Мюнхенской речью президента. Чтобы понять первопричины такого изменения отношений к нашей стране, приведу некоторые цифры. Лишь в прошлом году валовой внутренний продукт России превысил ВВП Советского Союза 1991 года. У нас был период, когда Россия имела всего 60%. Можно представить, в какой сложной ситуации находилась наша страна. При этом мы продолжали идти по пути разоружения, как того требовали подписанные международные соглашения. Но скоро стало понятно, что путь выполнения договоренностей по взаимному разоружению еще не является реальным разоружением с обеих сторон.

Противостояние в мире как существовало, так и продолжает существовать, нас в этом в очередной раз убедили.
В свое время мы подписали договор о СНВ и в рамках этого договора ликвидировали ряд очень эффективных видов вооружений. То есть Россия свои договоренности по разоружениям выполняла и выполняет, при этом США в одностороннем порядке в 2002 году вышли из договора по ПРО, а также не ратифицируют такие договоры, как об обычных вооруженных силах в Европе и о всеобъемлющем запрете ядерных испытаний, ратифицированные Россией. Когда шел процесс слома системы Варшавского договора, нас заверяли, что в ответ блок НАТО никоим образом не будет расширяться. Мы слышали такие заверения на самом высоком уровне. Но сегодня мы видим, что НАТО расширяется на Восток. Речь идет в первую очередь о странах Балтии, а также Польше, Чехии, Словакии, Венгрии, Румынии и ряде наших ближайших соседей, считающих себя кандидатами, - Грузии и Украины. Естественно, что в таких условиях мы не можем на это не реагировать.
 
Наша страна пережила немало войн. У нас слишком сильна память о прошедшей мировой войне. И все высказывания моих коллег-парламентариев из других стран о том, что военное прошлое уже ушло из памяти нашего народа или является пережитком пропаганды, на мой взгляд, демонстрируют непонимание. Достаточно приехать к ветеранам Ржевской битвы, чтобы ощутить это в полной мере. Так что любые намеки на очередную войну мы воспринимаем очень остро и считаем это самой серьезной проблемой. Мы это чувствуем как мало кто в мире. К сожалению, наши партнеры этого не понимают. И это не досужие рассуждения о какой-то опасности и угрозе. Решение США и ряда их союзников о вводе войск в тот же Ирак, которое было осуществлено без мандата ООН, это продемонстрировало. То есть США стремятся к построению однополярного мира и при этом не учитывают интересы других государств. Кстати, тогда не была учтена не только позиция России, но и позиции Франции, Германии. А спустя несколько лет во всем в мире, в том числе и в США, становится понятно, что решение было ошибочно. Судя по последним данным голосования в Сенате США, уже очевидно, что позиция большинства заключается в том, что войска из Ирака нужно выводить. Вопрос стоит только о том, когда и как это делать.
 
Офицеры и генералы армии США и других армий НАТО в свое время готовились в военных учебных заведениях и академиях, так сказать, с прицелом на определенного противника. Впрочем, как и наши военные. Для того и существует армия, чтобы противостоять совершенно конкретной, а не абстрактной военной угрозе. Мы в последние годы достаточно серьезно поработали над этим вопросом и подготовили концепцию безопасности страны, в которой совершенно четко обозначили все те угрозы, которые реально существуют для нашего государства. Мы ушли от стереотипов холодной войны. Но тут совершенно неожиданно оказались в числе противников, которые перечисляются в доктрине безопасности США. Пока это проявляется нечетко, а как бы завуалированно. В американской доктрине содержатся упоминания того, что ракеты на страны НАТО могут лететь через территорию России. Те, кто занимается этими вопросами не только политически, а и профессионально, говорят, что с военной точки зрения эта аргументация не убедительна.

Сейчас мы слышим, что армия в России в настоящее время как никогда в новейшей истории сильна. Я думаю, что армия страны, которая обладает таким ядерным потенциалом, обязательно должна быть сильной и современной

Еще один момент. Если нация стремится к суверенитету, если Россия стремится быть самостоятельной, современной, технически развитой страной, а это, на мой взгляд, подтверждается высоким рейтингом президента, который определяет нашу политику именно такой, то она в первую очередь должна уметь защищать себя от всех видов угроз, в том числе и военных.
 
В конце 80-х годов, когда готовились офицеры и генералы, которые сейчас руководят армиями ведущих стран, военный баланс сил в мире все-таки существовал. Об этом хорошо сказала Маргарет Тэтчер, когда заявила, что надо довооружиться до такого состояния, чтобы дальнейшее вооружение стало нецелесообразным. Тем не менее наша страна пошла по пути разоружения. Баланс сил, который был, мы снизили. Мы искренно считали, что это скажется на безопасности ситуации в мире. Но, к сожалению, ни в нашей стране, ни в европейском регионе, ни в мире сейчас нельзя сказать, что ситуация стала более безопасной. Конечно, угроза повторения событий 11 сентября играет свою роль, но в то же время очевидно, что подобную политику вырабатывают и представители военно-промышленного комплекса США.
 
Когда произошел развал Советского Союза, кто-то воспринял это как победу над мощнейшим военно-политическим блоком. Для нашей страны развал СССР привел к тому, что армия и военная промышленность, да и вся экономика попали в очень сложное положение. Наши Вооруженные силы оказались в небоеспособном состоянии, это подтвердилось тем, что операцию по противодействию терроризму в Чеченской Республике мы решали длительное время. Но беда - хороший учитель, только безжалостный. За это время мы многому научились, и сегодня, когда наша армия начинает приобретать новый облик, стремится быть современной и эффективной, это почему-то вызывает озабоченность в США. Сейчас мы слышим, что армия в России в настоящее время как никогда в новейшей истории сильна. Я думаю, что армия страны, которая обладает таким ядерным потенциалом, обязательно должна быть сильной и современной.
 
Еще недавно американцы нас финансировали в рамках программ разоружения и ликвидации некоторых видов оружия, средств доставки. А теперь мы слышим о новой американской системе ПРО и о том, что к нашим границам пододвигаются новейшие системы радиолокации. Поэтому с точки зрения военной безопасности конфигурация взаимоотношений с Западом существенным образом меняется, и, конечно же, руководство нашей страны должно адекватно отвечать на эти вызовы.
 
- Сейчас звучат заявления наших представителей генштаба о том, что мы можем выйти из договора по сокращению ракет малой и средней дальности. Так ли это?
 
- Этот вопрос поднимается, но я не готов сейчас сказать, какое будет решение. Дело в том, что любое решение данной проблемы имеет свои плюсы и свои минусы. В настоящее время вновь включаться в гонку вооружения для России окажется тягостным делом. Я, наоборот, хочу подчеркнуть роль нашей страны как миротворца. Мы длительное время шли по пути разоружения и делали это честно. Однако в связи с тем, что наши партнеры не стали соблюдать соглашения, мы оказались перед вопросом, что делать дальше? И в этом контексте определено, что мы будем идти по пути суверенного государства, которое обладает всеми элементами суверенитета. Было бы странно, чтобы большая ядерная держава, обладающая такими богатствами, действовала иначе.
1 2

Версия для печати
Авторы: Подготовил Борис Антропьев
Разместить ссылку на: 


Добавить комментарий

Автор: *
Тема: *
Код c
картинки: *

Коментарий: